Арабески

Музыка Ближнего Востока — важная часть мировой культуры. Ее корни — в музыкальных традициях древних арабов, персов, египтян, иудеев, греков и других народов, живших в Северной Африке, на Аравийском полуострове и в Средиземноморье. От западной музыки она отличается особым тональным строем, повышенным вниманием к любовной лирике, философии и мистике. Из-за жестких музыкальных канонов многие черты древней музыкальной культуры Ближнего Востока сохранились до наших дней. Эти ритмы и мелодии узнаваемы даже в современных западных аранжировках. Сказывается ли это мода на экзотику, или есть более глубокие причины, но у арабских музыкантов сегодня масса поклонников на Западе. Степень популярности и разнообразие жанров можно оценить, познакомившись с пятью самыми знаменитыми артистами арабского мира.

Арабский шансон

Помните «Пятый элемент» Люка Бессонна и музыку, под которую убегают от полиции герои Брюса Уиллиса и Милы Йовович? Композитор — Халед Хадж Ибрагим (псевдоним Шеб Халед), самый известный на Западе арабский шансонье. 48-летний музыкант — автор десятка сольных альбомов в стиле «раи». Родился в Алжире, с юности занимался музыкой и еще на родине стал знаменитым артистом. Взлет популярности на Западе связан со звукозаписывающей фирмой «Барклай», которая в 1991 году выпустила его первый альбом «Khaled». Благодаря хиту «Didi» он стал «золотым» во Франции. В 1993 году за музыку к фильму Бертрана Блие «Раз, два, три — солнце!» Халед был удостоен Сезара, самой престижной кинонаграды Франции. Всенародная слава пришла к музыканту в 1996 году с выпуском третьей пластинки «Sahra» и ее заглавной песни — «Аиша», которую полюбили во всем мире, в том числе и в России. Трогательная мелодия несколько лет не покидала эфир отечественных радиостанций. Около 20 лет Халед живет и работает во Франции. Потому что в Алжире за пропаганду стиля «раи» еще недавно можно было поплатиться жизнью.
«Раи» (от. араб. ra’yy — «мнение») — самый известный жанр современной арабской музыки, совмещающий западные мелодии, ритмы и инструменты с традиционными. Стиль в нынешней его форме зародился в Алжире в начале 1960-х. Истоки раи исследователи находят в начале ХХ века во время французской колонизации, когда арабская поэзия и бедуинская фольклорная музыка стали исполняться шейхами-музыкантами в кафе, ресторанах и борделях под аккомпанемент перкуссии и флейты. В 1960-х песни раи стали звучать под скрипку и аккордеон, традиционные мелодии обогатились ритмами джаза, мамбо, ча-ча-ча. В конце 1970-х Ахмад Баба Рашид стал первым исполнителем раи в поп-аранжировке под электрогитары, синтезатор и ударные. Ритмы стали быстрее, традиционное для арабов деление ладов было переложено на западные стандарты. Кое-что было взято из фанка. Однако общая тональность арабской традиции сохранилась. Популярные певцы стали звать себя Шеб («молодой»), чтобы подчеркнуть не молодость, а новаторство: Шеб Халед, Шеб Мами, Шеб Сахрауи, Шеб Фадела, Шеб Хасни, Шеб Тахар, Шеб Насро и т.д. Из-за свободы взглядов на родине исполнители раи подвергались репрессиям. Все это напомнило средние века, когда реакционные мусульмане пытались запретить музыку вообще. В средние века арабская музыка выжила благодаря любви халифов к роскоши, любви простолюдинов к развлечениям и любви ученых-суфиев к мудрости. Современная история похожа, но обострена политикой.
Певцы раи воспринимались властями как опасные отщепенцы. Цитата из песни 1970-х: «Кому-то нравится молиться, а я люблю пиво». Одним из главных выразителей протеста был Халед с песней “El Harba Wayn?” (Убегать, но куда?), в которой есть и такие слова: «Богатые обжираются, бедные работают до смерти. Исламские шарлатаны показывают свое истинное лицо»… Убийства известных раи-певцов и гонения привели к эмиграции музыкантов во Францию. Халед был одним из первых. После его триумфа на европейской сцене искать удачи поехали остальные: Шеб Мами, Шеба Фадела и Шеб Сахрауи. Во Франции до сих пор неоднозначное отношение к этому свежему потоку арабской культуры, о чем можно судить по снобистскому высказыванию Жака Ширака: «Не пойму, от чего это приличные французские труженики сходят с ума от шума и запаха иностранцев».
Новая волна популярности раи связана с именем Шеба Мами. Вместе с ним Стинг поет песню «Роза пустыни» («Desert Rose»). Сварщик по образованию, Мами сначала пел на свадьбах, потом стал записывать песни на кассеты.  Во Франции у него вышло три альбома «Let me rai» (1990), «Saida» (1994) и «Meli meli» (1997). Наиболее интересным экспериментом стала попытка совместить раи с рэп-музыкой. В 1999 году Мами дает свой первый концерт в Алжире. «Музыка раи для Алжира чем-то похожа на рок-музыку для Запада, — сказал Мами в одном из интервью, — Рок-музыка говорила напрямую, и это возмущало власти. Но она стала популярной, потому что ее любит молодежь, и в конце концов ее приняли. То же самое произошло с раи. Сейчас все изменилось до такой степени, что президент и его министры говорят, что раи — это исконная алжирская культура».

Ближневосточный панк

Третьим супер-знаменитым наследником арабской культуры можно назвать 50-летнего рок-музыканта Рашида Таха (Rachid Taha). Его кредо — рок-музыка в арабской аранжировке. Как и Халед, Таха родился в алжирском Оране, на родине раи, но эмигрировал во Францию еще мальчиком вместе с родителями. Работал на фабрике, а в свободное время играл с друзьями в группе под названием «Carte de sejour» («вид на жительство»). Пели о расизме, о проблемах арабов и африканцев во Франции. В 1983 году музыканты записали альбом «Rhoromanie». Спустя три года вышла пластинка «Deux Et Demi». Песня «Douce France», ироничная кавер-версия сладкого хита Шарля Терне, стала популярной на радио. К началу 1990-х Таха начал сольную карьеру. Успешно. Танцевальная песня «Voilà Voilà» с альбома «Rachid Taha» стала хитом в Великобритании. Следующий диск «Olé Olé» был записан в Лондоне. По мнению критиков, он получился еще более эклектичным, чем преды­дущий. Таха дает концерт на стадионе Bercy вместе с раи-звездами — Фоделем и Халедом. В 2000 году вышел альбом «Made In Medina», знаменитый тем, что в нем приняли участие известные европейские музыканты, а песню «Barra Barra» включает в саундтрек к фильму «Падение «Черного Ястреба» американский режиссер Ридли Скотт. Через год Таха отправился в мировое турне, дав концерты во Франции, Канаде, Швейцарии, Сингапуре, Малайзии, Камбодже, Въетнаме, Китае, Индонезии, Австралии, Новой Каледонии, Испании, Бельгии, Греции. После записи альбома «Tekitoi?» с участием гуру современной музыки Брайана Ино, Таха и Ино дали совместные концерты в Москве и Санкт-Петербурге, и это было одним из самых ярких событий для отечественных любителей авангардной музыки за последние годы.

Сладкая эстрада

47-летний певец Амр Диаб — супер-звезда арабского мира. Его музыка — тоже плод искусной комбинации западных и арабских ритмов, но уже в чисто эстрадном варианте. Кто не слышал его музыку, может представить по песне «Далеко-далеко» Авраама Руссо, она не что иное как русскоязычная кавер-версия хита Диаба «Tamally Maak» (араб. «Всегда с тобой»). Амр Диаб родился в Порт Саиде в семье крупного начальника Суэцкого канала. Петь начал с детства, и отец посоветовал ему заниматься вокалом профессионально. В шесть лет Амр выступил на Фестивале Порт Саида, и песня в его исполнении прозвучала на Египетском радио. За стремление к искусству мэр города вручил мальчику гитару и почетную грамоту. В 21 год вдохновленный Амр едет в Каир и поступает в Высшую школу арабской музыки. Выступает на Египетском радио и ТВ.  Потом заканчивает Каирскую академию искусств и выпускает один за другим два альбома. Третья пластинка «Asef La Yougad Hal Akhar» делает его знаменитым. Песня «Hala Hala» со следующего альбома становится хитом. В 1990 году Амр представляет Египет на 5-м Турнире Стран Африки, где поет на арабском, английском и французском. Затем дает концерт в Вашингтоне в Кеннеди-центре. В 1994 году в записи диска «Weylomony» Диаб, освоивший ранее саксофон, использует испанскую гитару. Следующий альбом «Nour El Ain» становится платиновым и самым продаваемым альбомом арабской музыки. Через год танцевальный ремикс «Habibi» становится популярным в Европе. В 1998 Диаб получил музыкальную премию в Монако, которую жертвует на открытие больницы в Каире. Записав альбом «Amarain» вместе с Халедом, отправился в тур по США и Канаде. В 2000 году его диск «Tamally Maak» становится бестселлером. Последние годы Амр Диаб давал много концертов в Египте и странах Ближнего Востока. А летом прошлого года все фанаты были переполнены чувствами по поводу выхода последнего альбома «El Leila De» («Сегодня ночью»).

Звезда Востока

Умм Калтум (1898—1975 г.) — имя, которое у каждого араба вызывает гордость. Как в русской, так и в английской транскрипции нет единого написания Umm Kalthoum, Oum Kultum и т.д. Самой знаменитой арабской певице ХХ века посвящен государственный музей в Каире — Кавкаб Аль-Шарк (араб. «Звезда Востока»). За свою 50-летнюю карьеру певица создала уникальное явление в мировой музыке, оказавшее влияние на многих восточных и европейских музыкантов. Среди ее поклонников — Боб Дилан, Мария Каллас, Нико, Боно и «Led Zeppelin», Сальвадор Дали и Жан Поль Сартр. Если подыскивать аналоги, то ее творчество ближе к джазу и современной симфонической музыке. Ее песни похожи на пьесы, одна из самых знаменитых — Enta Omri
(«Ты моя жизнь») — длится около часа. Характерная черта большинства песен Калтум — импровизация, традиционная в арабской культуре. Ее смысл — найти более тесный контакт со слушателем и привести зал в состояние «тараб», или музыкального экстаза. Искусствовед Хабаб Хасан Тома в своей книге о Калтум объясняет, что интенсивность «тараба» напрямую зависит от голоса и манеры исполнения. «Концерты Умм Калтум лишь приблизительно следуют фиксированному ритмическому и временному построению мелодии. Она могла переделывать ритмические пассажи, повторять их, варьировать, перефразировать отдельные части или трансформировать музыку в более драматическом ключе, нежели она была задана традиционными рамками. Музыкальный контраст между знакомым и фиксированным, с одной стороны, и новым, свободно структурированным, с другой, — все это пробуждало в слушателе состояние «тараб». Акцент на этом контрасте — главный стилистический элемент искусства Умм Калтум». Ее голос сравнивают с полетом птицы и потоком морского ветра. По воспоминаниям очевидцев, концерты Калтум были настолько магнетическими, что стоило ей сделать небольшой жест, как публика приходила в исступление.

Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 37, 2008 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>