Машенькин дневник

2002 Маша говорит: кошолад (шоколад), кельги (кегли), Оскана (Оксана). Любит сказку про мышонка (рассказывает мама). Любит купаться, не любит ветер, боится Бабу Ягу, фантазирует на эту тему. Про исчезнувшие предметы (соска, машинка) Маша уверенно говорит: «Баба Яга села (съела)». Иногда говорит: «Я Баба Яга, Гоша боиса (боится) Бабу Ягу, Гоша — Алёнушка». Гоша — это наш спаниель. Вот покормил «Алёнушку»…

Read more »

Движение-дыхание

В детстве я любил путешествовать по карте. Я был практически вундеркиндом, потому что, в отличие от своих сверстников, знал, где находится Баден-Баден, Куала-Лумпур и Карлмарксштадт. По карте я совершил не одно кругосветное путешествие и с нетерпением дожидался только того, когда совершу их в реальности. Смысл жизни в какой-то степени измеряется количеством приятных воспоминаний. И редко что в этом плане может…

Read more »

Романтики

(Отрывок из повести Евгения Мамонтова) Режиссер театра музыкальной комедии Мавракевич любил шампанское и классическую оперетту. В свои лучшие годы он блистал на профессиональной сцене в роли Бони в «Сильве». Сопровождая шампанское эпикурейскими закусками, он располнел, но танцевал с прежней легкостью и с удовольствием кидался на сцену показывать «как надо это делать по-настоящему» Он был из числа тех людей, которые согласны…

Read more »

Гений кошки

«Новый год не любят встречать только скучные или несчастные люди», — сказала мне как-то одна жизнерадостная знакомая. Я энергично поддакнул и на всякий случай улыбнулся. Праздник, в сущности, абстрактный. Не то что день получки. Но куда более торжественный, шумный. Может быть, поэтому мне всегда дорога в нем одна секунда или вернее ожидание этой секунды, когда сойдутся на двенадцати ножницы стрелок,…

Read more »

Горожанин планеты

Я патриот — поэтому мне не страшно. Я могу ругать Владивосток уже только по праву своего рождения в нем. Мне, как говорится, можно. Я сам часть Владивостока. Отъемлемая. Но пока присутствующая. Владивосток — город, изуродованный типовой застройкой советских времен, предполагавшей симметрическую эстетику муравейника, где красота не снаружи, но вырастает из идеи всеобщего благоденствия, по сравнению с которой все эти колонны…

Read more »

Статус незнания

В мире нет ничего более непреложного, чем законы природы. Поэтому они почти незаметны. И чем важнее, чем естественнее, тем незаметнее. Человек, который впервые обратил внимание на то, что день постоянно сменяется ночью, был гением. С ним мог потягаться только тот, кто впервые заметил, что у него бьется сердце. Мы обо всем этом знаем с детства и поэтому чувствуем себя умнее.…

Read more »