Бытовой сюрреализм

Рассказ Чарльза Буковски о том, как менеджер-неврастеник, не умевший ладить с женщинами, купил себе манекен, экранизировали во Владивостоке. «Любовь за 17.50» — дебютный фильм Сергея Руденка, молодого режиссера, известного в городе по нескольким театральным постановкам, показали на последнем кинофестивале Pacific Meridian.
48-минутную ленту снимали в течение полугода: на улицах города и в квартире автора. «Бюджет» — 2,5 тысячи рублей, во столько обошелся манекен, купленный на китайском рынке. Никто из участников фильма не имел серьезного кинематографического опыта, включая оператора, специалиста по телевидению. В съемках было задействовано шесть человек, из которых один — профессиональный актер театра. Главную роль исполнил режиссер, занимавшийся до этого театром и рекламными проектами на телевидении. В его трактовке незамысловатый, но в общем-то понятный персонаж Буковски превратился в монстра. В том месте, где американский писатель ставит точку (истеричная подруга свихнувшегося менеджера, узнав о том, что он изменяет ей таким идиотским способом, брезгливо отталкивает манекен и уезжает восвояси), Руденок пытается раскрутить патетический триллер. Его герой убивает женщину, покусившуюся на любимую игрушку, и тонет в своих фантазиях. В финале в качестве плода извращенной любви всплывает игрушечная обезьяна. «Пластиковая семья — это катастрофа», — комментирует режиссер.
История влечения человека к выдуманному образу стара как мир. Вопрос: насколько убедительна очередная интерпретация? Попытки снизить патетику в кадре при помощи непрофессиональной игры, нецензурных диалогов, запретных манипуляций, непопулярной музыки и репортажного стиля съемки, — все это можно отнести как к достоинствам, так и к недостаткам работы. Отдавая отчет в неоднозначности дебюта, Сергей Руденок объясняет, зачем он ввязался в эту авантюру:
«Буковски — мой любимый писатель. Сначала хотел поставить его на театральной сцене. Потом загорелся кино. Рассказ «Любовь за 17.50», хотя и представляет избитую историю, сценически интересен. Идея фильма не в том, чтобы шокировать зрителя, показав секс с манекеном, а в том, чтобы бороться с виртуальным миром. Сегодня СМИ и интернет довлеют над массовым сознанием, навязывая ложные идеалы и потребительское отношение к жизни. Браки распадаются. Девушки, неудовлетворенные своей внешностью, накачивают себя силиконом. Люди меняют друг друга как перчатки, потому что это проще, чем попытаться сделать над собой усилие и принять человека таким, какой он есть. Популярна такая идея: если я настолько хороша собой и умна, зачем я должна кого-то любить? Среди тех, кто проводит время на сайтах знакомств и в социальных сетях, значительная доля тех, кому неинтересно ничего, кроме собственных фантазий. Им даже встречаться не хочется. Мне хотелось показать эту пластиковую жизнь и скрытую в ней катастрофу. В первую очередь своим знакомым. Финал фильма долго не рождался. Однажды, сидя в парке с девушкой, я осознал, что на фоне реальной жизни, а вокруг были дети, их родители, наши разговоры звучат глупо. Мой фильм кончается похожей сценой. Точного сценария не было, был план, который развивали на месте. Профессиональных актеров не приглашал принципиально. Чтобы не было театральщины. Текста никто не учил. Использовали разговорный язык и не стеснялись ненормативной лексики. Некоторые эпизоды не были запланированы вообще. Случайно услышал скрипача на улице, позвонил оператору. В итоге кадр стал одним из важных в фильме. Особых стилевых ориентиров тоже не было. Сначала снимали со штатива, потом решили добавить документалистики: камера стала немного дергаться. В прошлом году Хомерики снимал во Владивостоке «Сказку про темноту», мне повезло принять участие в массовке, посмотреть, как он работает. Съемка в подглядывающем стиле. Мы выбрали примерно такой же. Все остальное делали наугад. В какой-то момент стало ясно, что перед нами почти неподъемная задача. Нужно показать главного героя со всеми его противоречиями, выдержать стиль, притом что в каждую секунду открывается масса вариантов кинематографического повествования. Но, раз уж начали, пришлось идти до конца. Мне нравится история про Романа Полански, который после полного провала своего дебютного фильма поклялся навсегда завязать с кино…»
После интригующей премьеры на кинофестивале во Владивостоке «Любовь за 17.50» приняли в программу очередного петербургского фестиваля независимого кино «Дебошир-фильм».

Опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 45, 2010 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>