Дикая Россия

Немногие знают, что в Приморском крае  снималась одна из шести серий немецкого фильма о российской дикой природе «Дикая Россия».  Главные герои фильма — амурские тигр и горал, гималайский и бурый медведи, дальневосточный леопард, рыбный филин и другие — маленькие и большие — жители уссурийской тайги. Это сериал видели в Европе и США, права на прокат есть у крупнейших каналов и телекомпаний: немецкой ARD, “Discovery Channel”, Национального географического общества. Читателям бортового журнала Владивостока продюсер фильма Генри Микс рассказывает о съемках фильма, о приморской природе, о себе и своей любви к России.

Россия — великолепное место во всех смыслах. Мне нравится ее природа, особенно невероятные реки, кавказские горные леса и уникальные джунгли Дальнего Востока. Я люблю ваших открытых и добродушных людей, с ними я не чувствую себя иностранцем. У меня есть много русских друзей и коллег, которым я могу доверить и крупные контракты, и бюрократические процедуры. Полное доверие на слове. Это замечательно, и мне будет этого не хватать в других странах.
Мои профессии — ветеринар и биолог, учился в Германии. Сначала был задействован в чужих научных проектах: наблюдал за пингвинами в Антарктиде, верблюдами в Монголии. Позже создал некоммерческую общественную организацию. Мы занимались проблемами сохранения животных. Уже в качестве руководителя компании стал искать деньги для съемок своих проектов, предлагая их мировым известным каналам: “National geographic”, BBC и др.
Изучая пингвинов в Антарктике, заодно подучил русский язык. Невозможно не столкнуться со всеми тонкостями русского языка, проведя больше года с русскими полярниками на удаленном Антарктическом архипелаге.
Проект «Дикая Россия»уже давно. Я отнес его во все крупнейшие каналы и телекомпании, снимающие фильмы о природе. Через два года мне позвонил представитель первого канала Германии (ARD) и сказал, что на проект выделены деньги. Немцев всегда интересовала Россия, они с симпатией относятся к русским. Почему — я не могу этого объяснить, мне кажется, это кроется очень глубоко.
Съемки сериала «Дикая Россия» вела телекомпания «NDR Naturfilm», принадлежащая первому немецкому каналу. Это крупнейшая немецкая компания, снимающая фильмы о дикой природе. Она выпускает по 30 высококлассных программ в год. Штат нашего проекта небольшой, поэтому продюсер, режиссер и оператор — часто одно лицо, в зависимости от обстоятельств. После сдачи фильма мой контракт с «NDR Naturfilm» закончится, еще задолго до этого я буду искать спонсоров для других моих идей.
В России работали шесть немецких съемочных групп — на Урале и Кавказе, на территории российской Арктики, в Сибири, на Камчатке и в Приморье. За два года в Приморье планировалось совершить 5—6 съемочных выездов, каждый по 3—5 недель. В мае мы снимали в Уссурийском заповеднике различные виды мухоловок — маленьких птичек — и жерлянок, небольших лягушек. Конец мая — начало июня — лучшее время для наблюдения за этими животными. Листва еще не вся распустилась, лес довольно редок, поэтому маленькую птичку в кроне дерева еще можно заметить. У мухоловок брачный период, в это время они живут на определенной территории, их легче найти. Лягушек-жерлянок мы искали по большим чистым лужам.
Для меня в фильме о природе важен сюжет, интересная история, а не редкое животное мы снимаем или нет. Элемент неожиданности и юмор тоже важны. В конечном счете, хороший фильм о природе — это всегда комбинация глубоких исследований и спонтанных событий, которые невозможно предвидеть.
Люди с удовольствием смотрят фильмы о дикой природе. Но для того, чтобы продукт можно было показать в разных странах мира, к фильму предъявляются высокие требования. Нужно обязательно, чтобы были съемки сверху: для этого годится вертолет, планер, воздушный шар. Необходимо, чтобы уровень качества звука и изображения был высочайшим, соответствовал мировым стандартам. Особенности поведения животного должны быть хорошо представлены. Здесь есть степень риска: дикой природой невозможно управлять, подобно тому, как это делается с актерами на съемках обычного фильма. В любом случае, я не размышляю о прибыли, создавая эти фильмы, наша цель — предоставить зрителю первоклассную информацию, показать ему природу в современном ее состоянии и пробудить его эмоции.
Съемки в дикой природе требуют хорошей физической подготовки. Непогоду, природные катаклизмы невозможно предугадать. Когда шли съемки на Камчатке в Долине гейзеров, сошел сель, и большинство гейзеров оказались погребены.
На Урале съемочная группа попала в авиакатастрофу — воздушный шар потерпел крушение, счастье, что все остались живы. Шар слишком близко подлетел к отвесным скалам, зацепился корзиной за них, — оператор выпал, а шар понесло дальше на скалы. Оператор был на веревке, сумел вовремя ее перерезать, но его все-таки протащило по скалам. Продюсер был в шоке и настоял, чтобы летчик опустил шар на скалы, в результате вся конструкция рухнула. Оператор потом довольно долго лежал в больнице. В Приморье уже другого оператора случайно укусила ядовитая змея — щитомордник, — рука распухла, потребовалась срочная госпитализация. Счастье, что все обошлось.
Как правило, съемочная группа состоит из двух человек: продюсера/режиссера и оператора. Обычно мы нанимаем местное население в целях оказания технического содействия — водителей, грузчиков, и т.д. Я люблю работать в небольшой группе. Меньше людей — меньше суеты; в итоге результат всегда лучше. Трудно сказать, сколько требуется времени для съемок одного эпизода. Мы пытаемся снять животных в дикой природе, а это довольно сложно, и не только в России. Животных становится все меньше, и они боятся человека, в этих условиях трудно запечатлеть их естественное поведение. Нужно постоянно перемещаться, забираться в самые глухие уголки, куда браконьеры еще не успели добраться. Задействуется дорогая техника. Иногда, посылая оператора на задание, я вовсе не уверен в результате — встреча с нужным зверем может так и не произойти. В национальном парке США “Yellowstone”, например, где уже 150 лет не ведется охота, животные не боятся человека, можно спокойно снимать — не убегут. Дома, в Германии, выезжая из небольшой деревушки недалеко от Берлина, за сорок минут езды до столицы я вижу гораздо больше диких животных, чем за недели съемок в Приморье. Косули, олени, зайцы, фазаны постоянно перебегают шоссе.
На Дальнем Востоке мы бы хотели показать всю красоту и хрупкость природы юга Дальнего Востока, региона, где уссурийская тайга соприкасается с океаном. Регион между Бикином и Тумнином уникален богатым видовым разнообразием. На сравнительно небольшой территории уживаются представители сибирской природы, маньчжурские, арктические мигрирующие виды и виды животных из субтропиков. Печально, что уникальные экосистемы разрушаются очень быстро. Самый большой в мире филин — рыбный — и самый большой в мире орлан — белоплечий. Они неслучайно живут в Приморье, здесь реки во все времена изобиловали рыбой. Теперь рыбы мало и эти птицы прочно обосновались на страницах Красных книг. Звери и другие птицы тоже испытывают мощный пресс со стороны человека — охотники-браконьеры выбивают их бездумно большими количествами.
У меня есть надежда, что ситуация с дикой природой в России может измениться в лучшую сторону. Слово «Родина» для большинства россиян не пустой звук. Русские люди любят отдыхать на природе, они стремятся все-таки быть ближе к ней, и это очень важно. Поэтому у России еще есть шанс сохранить уникальную дикую природу. В Китае другая ситуация, на мой взгляд, китайцы совсем не интересуются своей природой, поэтому и уничтожают с бездумной жестокостью.

Фото Генри Микса, Александра Ратникова, Акселя Гебауера

Материал опубликован в 36 номере бортового журнала «Владивосток Авиа»

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>