Два берега одного моря

Владивосток японцы из-за особенностей своей фонетики называют «Урадзио» (производное от Урадзиостоку). За сто с лишним лет короткое название русского города стало настолько привычным, что современные японцы слышат в нем родную речь: «ура» — берег, «дзио» — морская вода. И относятся к Урадзио как к давнему другу и соседу.
Масштабная выставка, целиком посвященная Владивостоку, прошла в конце 2008 года в Ниигате, городе-побратиме. Повод — 140 лет со дня открытия международного порта. Музей современного искусства Ниигаты готовил выставку в течение двух лет. Ее кураторы Хитоясу Кимура и Наоко Канда показали соотечественникам уникальные архивные фотографии из коллекции Приморского государственного музея им.
В. К. Арсеньева, произведения приморских художников советского периода из собрания Приморской государственной картинной галереи и работы пяти современных художников из коллекции Музея современного искусства «Артэтаж» (картины Сергея Симакова, Александра Ионченкова, Виктора Серова, Ильяса Зинатулина). Шесть фотографий Михаила Павина вместе с работами двух японских фотографов довершали многомерный образ Владивостока, растянутый в истории: от основания до наших дней. Михаил Павин, побывавший на открытии выставки, рассказал о своих наблюдениях и сравнил Ниигату с Владивостоком. Оба города — портовые, количество жителей примерно одинаковое — около 800 тысяч человек. Удобно сравнивать.

Архитектура, реклама и авто в Ниигате

В Ниигате здания деревянной постройки соседствуют с небоскребами. Старые дома бережно сохраняют. На улицах нет наружной рекламы. 20 лет назад, когда я бывал здесь еще моряком, реклама была. Но не так много, как сегодня во Владивостоке, где пространство организует уже не архитектура, а рекламные плоскости. В Ниигате масса парков, и каждый из них — образец ландшафтного дизайна. Улицы идеально чистые: ни бутылки, ни бумажки, — можно лечь в белой рубашке и не испачкаться. Есть набережная для детей, которая устлана ковровым покрытием! На одной из улочек шириной в два с половиной метра — зебра и светофор. Притом что на улицах очень мало автомобилей. Самый популярный вид транспорта — велосипед. Можно оставить его на улице, через год прийти на то же место и застать технику в целости и сохранности.

Море в Ниигате

Побережье в Ниигате такое же чистое, как улицы и парки. На песке ни соринки. Несмотря на то, что это крупный международный порт, море у берега прозрачное. И очень теплое по приморским меркам. Но купающихся не видно. Японцы купаться не любят.

Торговля в Ниигате

Если раньше центральные кварталы Ниигаты пестрели лавками и магазинами, то сегодня это просто прогулочная зона. Торговля переместилась с улиц в Интернет. Все товары — в электронных каталогах. Быстро и удобно. Выбор невероятный. А главное — экономия времени. Здесь высоко развита банковская система. Она прозрачна и надежна.

Люди Ниигаты

Из-за своей чистоты, ухоженности и продуманности, может показаться, что Ниигата для жизни скучна. Как жить в городе, в котором ночью фонари в переулках включаются от звука шагов, а потом гаснут, чтобы не расходовать энергию?
Здесь масса интересных людей. Есть рок-клуб, где играют приезжие и местные иностранцы: довольно многочисленная категория интеллигенции из разных стран мира. Многие из них работают преподавателями, как наш знакомый швейцарский фотограф Жан-Франсуа Герри, живущий в Ниигате последние лет 20 (его персональная выставка была во Владивостоке в музее «Артэтаж»).
Интересно, что горожане изменились. Раньше направляешь в их сторону фотоаппарат, они ладошкой машут. Теперь отворачиваются. На улицах очень спокойно и комфортно. Пьяных нет вообще. Хотя пьют японцы и празднуют не меньше русских. Отдыхают в своих местах, а потом мирно разъезжаются по домам.

Музеи Ниигаты

В Ниигате помимо небольших частных галерей работает масса музеев. Все в превосходном состоянии. Муниципальный музей современного искусства, префектуральный музей современного искусства (в коллекции — классики авангарда, территория — несколько гектаров), исторический музей, музей северной культуры, музей воздушных змеев, музей уникальной флоры с единственной в мире коллекцией плотоядных растений, музей феодального быта, музей реки с мультимедийными экспонатами и т.п. Регулярно здесь проходят выставки, которые были бы украшением любой мировой столицы. Параллельно выставке, посвященной Владивостоку, проходили показы коллекции классиков модерна (Матисс, Пикассо, Ван Гог, Сезанн), собрания работ не менее знаменитых художников из группы Bauhaus и т.д. В Японии установлен определенный стандарт жизни, который японцы не снижают. В культурной жизни играют существенную роль: энтузиазм деятелей искусства и поддержка государства.

Японская фотография

Японскую фотографию всегда отличал высочайший уровень качества, это же справедливо для кино и видео: смотришь по телевидению какой-то примитивный сериал, но снят он на уровне голливудского фильма. Однажды я наблюдал, как работает профи. Пожилой фотограф снимал на пирсе в течение дня: не спеша, толково, переходя с одного места на другое. Понятно, что за фотографию он получит не сто рублей.
Андеграунда японцы не приемлют на уровне менталитета. Считается, что если ты фотограф, то, чем крупнее фирма, на которую ты работаешь, тем выше уровень твоего профессионализма. Японцы вообще любят при знакомстве спрашивать о месте работы. Фотографы, которые занимаются искусством, живут на то, что у них время от времени покупают снимки крупные корпорации, многие из которых имеют свои музеи, галереи или, как компания Asahi, издают журналы о фотографии. Рецепт успеха в Японии универсален: для начала нужно стать известным в Париже, Лондоне и Нью-Йорке. В нашем мире продаются и покупаются не произведения искусства, а имена.

Фото: Михаил Павин, Александр Городний, Жан-Франсуа Герри. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 38, 2008 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>