Еда в портовом городе

 

Мою картину мира сильно исказили многочисленные кулинарные блоги и журналы о еде. Там готовят изысканно, красиво и где-то даже по-снобски. По сравнению с этим разнообразием гастрономические предпочтения жителей Владивостока не казались мне особенно примечательными. Пока я не прочитала запись в он-лайн дневнике моей знакомой. Она из средней полосы России, ей немного за двадцать, и недавно она лицом к лицу столкнулась с морепродуктами. В результате этой неожиданной встречи пострадал только краб. Потому что мидию девушка выплюнула, а на осьминога даже не взглянула. Страшный. Краб вот оказался ничего. Но очень был похож на палочки из минтая.
И тут, как говорит Кэрри Бредшоу из «Секса в Большом городе», я задумалась. Все-таки мы кое-что понимаем в еде. Вот кто бы из Владивостока и всего Дальнего Востока так неуважительно обошелся с мидией? Мы бы ее заботливо положили в плов, салат или просто добавили бы чуточку чеснока, соевого соуса и съели даже без гарнира. С кукумарией и трепангом у нас тоже сложились нежные и дружеские отношения. Как, в принципе, и со многими другими морскими обитателями, странными для многих на вкус и вид.
Если бы хоть один номер тех кулинарных журналов, что я читаю, был полностью посвящен кухне Владивостока, то редакторам пришлось бы помучиться, чтобы составить единую картину. Потому что гастрономический портрет города так же разнообразен, как и лица его жителей. У нас есть особая «морская» еда, которую наши папы и братья готовят в рейсах. Щедрая, по-хорошему небрежная, неожиданная и мужская. Кухня «дальневосточная»: таких блюд больше нигде не встретишь. Мы сами собираем папоротник и готовим так, что гости из других городов и стран попадают от него в зависимость. Мы завариваем чаи из лимонника и шиповника. Засаливаем красную рыбу и селедку. Знаем, как невероятно соблазнительно пахнет свежая корюшка и как извивается на сковородке только что пойманная камбала.
Мы любим кухню китайскую, словосочетание «го ба джоу» для нас не пустой звук. На выходных иногда ездим в «чайна-таун» на Спортивную специально, чтобы поесть в аутентичных забегаловках. Мы воспроизводим эти блюда и у себя на кухне, потому что все ингредиенты можно найти в китайских лавочках. Мы разбираемся в оттенках вкусов разных соевых соусов, добавляем стрелки чеснока и пак-чой в мясо, полюбили имбирь и рисовый уксус. Моя подруга сама делает китайскую приправу «пять специй».
Мы крутим роллы, делаем суп мисо, покупаем собу и удон. Мы готовим узбекские блюда: ходим за шафраном, барбарисом и «правильным» рисом для плова к улыбчивым представителям своего народа. Мы привозим из путешествий по Юго-Восточной Азии новые вкусовые пристрастия и иногда продукты. Потом приходится очень тяжело без тамаринда, лемонграсса и волшебного вьетнамского кофе.
К приготовлению еды мы относимся творчески. Мало кто следует строгой рецептуре. Часто мы вообще совмещаем разные кухни в одной трапезе. Смешение стилей у нас происходит не только дома, но и в кафе. К сингапурским дамплингам в меню предлагают чешское пиво. Есть кафе, которое специализируется на кофе в сочетании с роллами и так далее. Отдельный разговор — это бизнес-ланчи. Борщ на первое, паста «болоньезе» на второе, салат «оливье» и компот из сухофруктов. Или суп с клецками, гречка с котлетой и киш-лорен. Никто не удивляется таким наборам, а если у людей будет возможность выбора, то составляющие обеда будут еще страннее. И это не безвкусие, а свободомыслие. Мы едим, как думаем. Потому что еда, как и жизнь, бывает разной, и обязательно нужно пробовать и открывать для себя новое. В портовом городе не может быть по-другому.
Текст Светлана Пархомчук,  иллюстрация Евгения Панкратьева, опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа», № 48, 2011 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>