Филиппинский коктейль от Евгения Комиренко. Часть 2

24 сентября. За завтраком Джеселин (изящная работница ресепшена) с улыбкой сообщила, что с завтрашнего дня мне, как постоянному клиенту, пойдет скидка на проживание. Скидку определит Маргарет, оставшаяся за леди-босса.
Немного о месте проживания. Отель домашнего типа, чуть в стороне от дороги Marigondon beach road (звучит несколько неприлично по-русски, если «мари» — море, то оставшаяся составная, может, значит «защита»?) До моря минут 15 пехом. На местном пляже плещутся в воде местные. Форма одежды — штаны, футболка, независимо от пола. Вроде кусающихся медуз и планктона не заметил.

Особенности национального купания
Недалеко от берега на прокат тримараны. Конструкция устойчивая, но несколько громоздкая. Десяток потемневших от времени, потрепанных дождями и ветрами беседок под соломенными крышами-конусами завершают вид. Во всех местах, где отдыхал, есть налет усталости. Возможно, в сезон все выглядит веселее.
Вернемся к отелю. Пара одноэтажных домиков на два номера, один двухэтажный на четыре номера. Номера на двоих. Т.е. проживающих мало, что меня очень устраивает. Ресторан, в том числе для приходящих, бассейн только для проживающих, теннисный корт, для проживающих бесплатно, ближе к вечеру подтягиваются на корт бодрящиеся мужички европейского вида в сопровождении малышек-шоколадок. В связи с отсутствием теннисных тапочек я не в игре.
Вся территория ресорта — в пальмах, бетонные тропинки связывают все части отеля и выводят к ресторану. Есть печь дровяная для приготовления пиццы. В среднем цена большой итальянской пиццы около 350 песо. Пицца понравилась.
Собираюсь прогуляться в сторону Себу-сити, живу в Лапу-Лапу-сити. Солнце за облаками, не столь жарко. Самое время огорчить таксистов.
Вчера с перекрестка свернул направо. Сегодня иду прямо. Во многих дворах держат боевых петухов, отличить их просто, все на привязи (веревочкой за лапу), некоторые в клетке. Особая диета. Суповые петухи на свободе. Гуляют сами по себе. У боевых режим. Одно из любимых развлечений филиппинцев — петушиные бои. Видел тренировочный. Будучи неазартным, не оценил.
Обмишурился по дороге . Большая арка. Надпись «мемори гаден». Зафиксировался на слове «гаден». Слева за забором детская площадка: горки, качели, домики. На входе полицейские. Я им: Сэр, могу ли я пройти и насладится видом парка? Они: Вы хотите выбрать дом? (Перевод в силу знания мною английского.) Я: «Зачем дом, в гостинице живу. Пофотаю и обратно». Они: «Если пройти глубже в парк — места будут лучше». Я: «Так я могу пройти?» Они: «Валяй». Добро. Зашел. Беседки хайтековские, малые архитектурные формы, поляны с мраморными небольшими плитками. На некоторых плитках цветы. И тут понимаю, главное слово — «мемори». Забрел, в общем, на кладбище. Но не наше, затененное памятниками и плитами, в сени деревьев, где все настраивает на тихий лад. А открытые пространства, стриженые газончики, широкий тротуар — можно на машинах в три ряда проехать. А в беседках скамеечки для провожающих в последний путь и кафедра для священнослужителя для последнего слова. Догнал меня полицейский, мол, эта дама поможет вам выбрать место. Она давай мне прайс в руки совать, мол, вы, сэр, выглядите прилично, и для вас есть славные места глубже в парк. Объяснил им, что рано мне, и родным дай бог здоровья. Мадам огорчилась, работа у нее скорбная. Полицейский, улыбнувшись, махнул рукой: Коль рано — ступай с богом. Я и ступил.

По пути обнаружил магазин сувениров. Радостно по всему залу провожали три филиппинки. Но так как планирую передвигаться без багажа, за спиной рюкзачок, ограничился небольшими презентами. Но все равно получил скидку. Расстались довольные друг другом.

Филиппинки. В большинстве своем невысокие, плотные в молодости, весьма плотные годам к 30. Лица круглые, носы широковатые. Глаза красивые. Попадаются и более грациозные девы. Возможно, метиски. Испанцы в свое время внесли свою струю в формирование расы.
Мужики ихние худощавы и ленивы. Что с таким климатом не мудрено (насчет лени не прав: с утра до вечера метут, стригут, стучат.) Попадаются великолепные экземпляры высотой с1 м90 сми весом под100 кг. Большинство радостно улыбаются одинокому белому человеку. Немногие равнодушно провожают взглядом.
Дошел до местной школы. Девочки в белых кофточках очень интересовались белым господином, периодически спрашивая: «Который час?», — увидев у меня часы на руке. Мальчишки, несмотря на жару в темных брючках и белых рубашках, были скромнее, лишь один нагло попросил денег. На что услышал: «Нет меда — нет денег». Завис мальчонка, переваривая информацию. Надеюсь, до дома он добрался благополучно.
А так, вроде центр города, хотя на Мактане городок не велик. Высотных зданий нет. Максимум этажа три. Много пустующей земли с надписью «продается». Квадрат примерно 2000 песо, это меньше 50 долларов. Много недостроя, либо «сдается», или «продается». Весьма сомнительно оправданность вложения в те куски земли, что видел. Местные бедны, для туристов вложения не оправдаются тоже.
Заглянул в магазинчик, соединяющий в себе аптеку и продуктовый. Наконец-то купил ром “Tanduay”. Крепость не определил, позже по вкусу градусов 35. 0,75 бутыль 68 песо. Хорошо, что нет у нас подобных напитков и таких цен. Спились бы. Поэтому на обед манго, ананас, апельсин, пару бананов — для сытости, остальное для здоровья. Напиток весьма неплох, горьковато-сладкий, без приторности, вкус с некоторой примесью красного жгучего перца. Парни, извините. Но в ручной клади, а другой не будет, не провезти. Поверьте на слово относительно вкуса. Может, в дьюти-фри в Сеуле найду. А нет — придется чевасиком разговляться.
Перед обедом после прогулки пошел остудиться в бассейн. Заглянул в знакомый муравейник. Муравьи в растерянности бегают по месту жертвоприношения. Что там боги себе позволяют? Стало стыдно. Убил на себе одного москито, выловил в воде еще двух, поднес. Утащили сразу. Заметил рядом бегающих больших муравьев. Сперва думал ввести им новую вводную, закинув в муравейник к маленьким, потом все оставил как есть. Так избежали внутривидового конфликта. А то китайцы с японцами все пытаются нафиг никому не нужные острова поделить. Может, тоже божий взброс был?

Чем пахнет воздух Филиппин? В любую страну, приезжая, сходя с трапа самолета, первым делом принюхиваюсь. По рассказам путешественников, века так 19 и ранее, в южных странах воздух настоян на специях, цветах. Сколько не принюхивался — только сыростью.

Хотя здесь пахнет дымком. Уж очень уважает местное население на углях что-нибудь пожарить. Не шашлыки, в нашем понимании. Жарят целых куриц, огромные шматы ребер, куски мяса. При этом, похоже, особых специй не применяют, ничего не маринуют. Все стороны вкуса достигаются соусами, подаваемыми к мясу. Набор азиатский, стандартный: пару видов соевого, кетчуп, как же без него, чили, и несколько бутылочек разной степени остроты. Сегодня ужин был более людным, подошли обязательные теннисисты, четыре мэна, и группа японцев, один мэн и пять женщин. Фотографируются и весело смеются. Сегодня вечер свеж для местного климата, ветерок, градусов 25. Шел на ужин, были интересные мысли, но отбивная из курицы отбила их. Может, завести диктофон, и при проскакивании мысли наговаривать их? Интересная картинка, идет мужик, лицо его озаряется, и он начинает что-то наговаривать. Хотя, глядя на пользующихся гарнитурой телефонной, которые вроде сами с собой разговаривают, окружающие уже привыкли и не обращают внимания. Завтра пойду налево. В смысле от перекрестка налево. В местность, именуемую Кордова. Что там? Завтра увижу и расскажу.

25 сентября. Почти полтора часа пешей прогулки до города Кордова. Собственно на острове Мактан два города, один Лапу-Лапу, где я живу, ну и Кордова. Особой разницы не заметил. Разве в Кордове больше зданий в испанском стиле. Да из транспорта больше трициклов на педальном ходу. Скорость передвижения на улочках километров 20—30 в час. Туристов нет, но местные отели готовятся, что-то подкрашивают, подстукивают.
На обратный путь на трицикле. Это я километров 6 прошагал, 50 пенсов. При том, что бензин стоит около 53 пенса, соляра 43. Во Владивостоке6 кмот моего дома до вокзала. За сколько довезут? Хотя сравнивать не корректно. Налог на авто есть на Филиппинах?
Взял на обед вина местного, типа итальянского.0,75 л150 песо. Жажду утолить можно. Напомнило сидр. Чуть газа, 5 градусов.

Среда, 26 сентября. Сегодня день лени. Никуда не пойду. Буду плавиться на месте.
Облачно, даже скорее всего, легкая дымка на небе, солнце припекает сквозь белесые облака. В тенечке, обдуваемый ветерком, ощущаешь некую схожесть с нашей осенью. Влажность упала, уже несколько дней сухо, садовник тутошний умело изображает дождь, бродя по тропинкам со шлангом. Обслуживающего персонала человек 10—15. У них отдельный домик. Более или менее знаком с пятью, с кем непосредственно сталкиваюсь в связи с моим проживанием. Но со всеми утром «монин» и улыбка. Сегодня подвел баланс. Уплатил за оставшееся время. Вроде не барствовал. Просчитался со сроком проживания на одну ночь, что урезало мой бюджет на 1500 песо. Хорошо, отложил 50 долларов. Будет аэропортовский сбор или уже включен в стоимость билета, а это около 40$, которые планировал потратить в Сеуле. Остается, конечно, карточка. Воскресение покажет.

Мысли вслух: Солнышко скроется, муравейник закроется. Чего они бегают всю ночь? В три смены работают? Оказывается, у муравьев днем тоже бывает сиеста. Третий час. Если бы не ветерок, обдувающий разгоряченное тело, да если бы это тело не спряталось в тенек под пальмы. Небо очистилось. Солнце печет немилосердно. Петухи и те затихли, не будоражат окрестности своим ором. Редко кто из них, может, приснилось что, кукаркнет орывисто и — тишина. Его собратья даже не пытаются ответить. Муравейник в дупле тих и безмуравеен. Но до тех пор, пока не сосредотачиваю на нем своего внимания. Через минуту начинается какая-то суета. По двое, по трое начинают выбегать мураши и разбегаются в разные стороны. Ушел окунуться. Вернувшись минут через 15, обнаружил отсутствие движения в округе. Стоило подумать о них, пошел трафик.
Читающему может показаться, чего-то столько внимания насекомым. Так они везде. В комнате не так много, но стоит сесть перекусить, как привлеченные запахом манго, появляются первые разведчики. В ванной у них особая тропа, приходится просматривать щетку, чтобы нечаянно не почистить зубы муравьиной кислотой. За ужином по ребру перил, огораживающих беседку, непрерывным потоком деловито снуют муравьи. Не удивлюсь, если кто контрабандно пролезет в рюкзак и иммигрирует в Россию. Как встретят его родственники?
Если мы, давние друзья, зачастую не можем договориться друг с другом, как можно ждать понимания с космосом? Если нас раздражает поведение собственного ребенка или замечание отца, о чем с нами разговаривать? Если себя не можем дисциплинировать, чего ждем от окружающего? Все и всё вращается вокруг нас, нами любимых?
Во время заплыва выбросил несколько листиков из воды. И буквально тут же с сачком появился работник, дождавшись пока вылезу, прошелся сеткой по поверхности и дружески кивнув, исчез.

Ничего не делать — великое искусство. Наши мозги постоянно атакованы нами же рожденными мыслями и их подобиями, притянувшимися по-родственному. Руки не знают покоя, почесывая, перебирая пальцами, приглаживая волосы. Ноги переминаются с одной на другую, тело зовет к движению. Но возможно ли, взбудоражив зеркало потока жизни, своими судорожными, зачастую неосознанными движениями, увидеть истинную суть этой жизни, заглянуть в глубины ее, не замутненными нашими случайными мыслями?
История про мальчика, который выпал за борт лодки, выжил и стал вождем на далеком острове. Может, он и не выпадал, а специально выпрыгнул, или скинули его. Но так или иначе, когда он стал себя осознавать, вернувшись к действительности прохладной, несмотря на тропики, водой, которая оказалась соленее, чем в его родном городе, мальчик попытался осмотреться, максимально поднявшись над водой. Благодаря штилю и ровной поверхности моря вдалеке мальчик разглядел полоску белого песка, окаймленного зеленью. Есть ли акулы в округе, а, судя по акульим зубам, предлагаемым в качестве сувениров, они были, мальчик даже не задумался. Направление выбрано, теперь надо рассредоточить силы на весь путь. Плавными и сильными гребками пловец продвигался к увиденной земле. Зеленая кайма становилась все шире, можно было разглядеть отдельные пальмы, еще немного и стали видны гроздья кокосов под их кронами. Сил оставалось еще достаточно, и мальчик не выполз, обессиленный на песок, а коснувшись ногами дна, побрел к берегу, добрался до травы и уже там, в тени, забылся коротким сном (неплохой ход — не знаешь, что писать, отправь героя на боковую). Сон был глубок и недолог. Солнце, совершающее постоянный свой ход, осветило лицо спящего. Проснувшись, мальчик чуть приподнял голову и обвел взглядом по сторонам. На песке заметил копошащихся черепах, заметил стекающий по скале ручеек. Что ж, могло быть и хуже. Цел, есть вода и пища. Надо подкрепиться и осмотреть остров. Черепахи подождут, а вот кокос сойдет и за первое, и за второе, и за компот. Обернув футболку вокруг головы, смазав плечи натертым камнем кокосом, солнце вошло в зенит и пекло немилосердно, мальчик отправился в путь. День в этих местах короток, к пяти часам уже сумерки. А еще определиться с ночевкой, едой, кокосом сыт не будешь, и огнем: на сырую не все проскочит. С местом более или менее понятно. Надо парковаться рядом с ручьем, основной вопрос — огонь. Вспомнилось несколько способов, начиная от лампочки от фонарика, добычи трением и, если повезет, с грозой, и молния случайно где что подпалит. В кармане нашелся только телефон и несколько местных банкнот. Телефон на удивление работал, неслучайно брал влагозащищенный, в нем даже был фонарик, но лампа светодиодная, вряд ли получится коротким замыканием распалить спираль. Как телефон аппарат был бесполезен. Ни одной метки на антенне. На всякий случай сбросил СМСку в отель, где остановился, с описанием того, что произошло. Решил идти вдоль ручья, поднимаясь потихоньку на холм, который господствовал над островком. Ручей бежал меж камней, надежно укрытый от палящих лучей густым пологом леса. Лианы переплетали пальмы, яркие, красные, оранжевые цветы украшали путь. Показалось, что дорожка была расчищена когда-то специально, и некоторое время за ней присматривали. На это указывали спиленные кое-где стволы, в одном месте обнаружился мостик через овраг, по которому теперь бежал ручей. Все выглядело заросшим, но явно чувствовалась рука человека. То тут, то там стали проявляться более явно следы вмешательства в окружающий лес. Куски проволоки, гильзы, пачка из-под сигарет. Тропинка вывела на ровную площадку. И сразу наткнулся на колючую проволоку, по периметру огораживающую какое-то бетонное строение. Мальчик, почему просто «мальчик»? Да потому что пока не сделал ничего, чтобы перейти в отряд «мужчин», т.е. пока не несет ответственности за кого-либо, просто старается выжить, многие особи мужского пола так и остаются «мальчиками», у них может быть семья, дети, они оплачивают расходы жены, пытаются принимать участие в воспитании, но мало среди них Мужчин. Так вот, мальчик остановился, и некоторое время присматривался к окружающему, не заметив ничего подозрительного, закрыл глаза и стал вслушиваться в звуки, наполнявшие округу. Перед мысленным взором скользнула змейка, прошелестев листьями, с ветки на ветку перепрыгнула какая-то птаха, потревожив листву, коротко скрипнул жестью крыльев жук, ушедший в высоту. Мальчик принюхался — застарелый запах кострища, запах запаренного веника, еще что-то пряное, с примесью перца. Вход через периметр представлял собой покосившуюся калитку возле сторожевой будки. Слева возвышался обгорелый остов какого-то строения, справа сарай с крышей из пальмовых листьев, потрепанных временем и непогодой…

Когда я еду в другую страну, стараюсь выучить хотя бы два слова: «здравствуй» и «спасибо». «До свидания» — не столь важно для общения. «Я тебя люблю» — очень важные слова. Но их можно говорить глазами, руками и этот безмолвный язык зачастую красноречивее, слов не требуется. Есть правда, есть истина. Правда у каждого своя. Истина одна. Это по следам просмотра «Андрея Рублева».
Компанию на ужин сегодня составила интересная группа из пяти мужиков лет 45—55 и пяти их юных спутниц, лет 16—20, хотя могу ошибаться по части годочков девушек. Но явно годятся мужикам, в лучшем случае, в дочки. Я не ханжа, но смотрится забавно, когда юная дива, чуть подштукатуренная на европейский манер, на высоком каблуке, на котором ей явно непривычно, в обтягивающем легкую фигурку платье, подходит к седому, с брюшком мужичку, гладит его по головке, что-то воркует, он на расслабоне делает очередной заказ для девочек и снова отворачивается к партнерам по картам. Мужчины сидят отдельно, весело играют в карты, потягивая пивко. Девчонки за отдельным столиком, щебечут о своем. Завидую ли им? Нет. Что-то есть противоестественное в этом. Джульетте тоже было 14 лет, когда ее собирались выдать замуж. Но почувствуйте разницу. Во всех азиатских странах одно и то же: леди, марихуана? Хотя в декларации, заполняемой на границе, есть вопрос насчет литературы, видеоматериалов, подрывающих моральные устои страны, попросту — порнухи. А Паха говорит: «Любовь». Девочки на работе. И если наши девочки работают иногда спустя рукава, потому как не по нраву им такая работа (не оправдываю, конечно), то азиатки играют в любовь с большей отдачей.
На ужин заказал гуляш по-венгерски и дамплинг, что в переводе означает галушку, а наяву выглядит как обжаренные макароны с луком, скатанные в колобок диаметром см восемь. Но весьма питательно и вкусно. Чего-то решил попробовать пиво с Табаско. Три капли грамм на 100, интересный вкус. Греет и хочется еще.

А как звучит Себу? Утром петухи и собаки начинают, если особо не парит, так на весь день хор, потом вплетаются мотоциклы и машины. К вечеру петухи угомоняются, изредка взбрехнет барбос. Вступает партия сверчков и ночных птиц. Редкие лягушки своим вибрирующим — не наше ква — а что-то типа курлы-курлы поддерживают вечернюю симфонию. А голос какой-то птахи, наоборот, квакающий. Птахи, потому, что раздается откуда-то с вершин пальм. Оживляются летучие мыши, по-моему, это их своеобразный полет, вверх-вниз, я наблюдаю во время вечерних заплывов. Иногда по утрам, если отрешится от окружающего, деревня и деревня, не хватает только квохтанья и мычания. Местные коровы молчаливы и худы. Козы малы, что там с них надаивают, кружку молока? Козлята, как игрушечные, забавные, росточку см 40 от земли. Вспомнилось — кошек не видел.
27 сентября. Ночью прошел хороший дождик, посшибал листву, работники разгребают вороха на тропинках. Идет ремонт кровли двухэтажного домика. Небо затянуто серыми тучами, сквозь которые иногда пробивается солнце. Буквально на миг, прорвавшись сквозь слой облаков, освещает округу, становится жарко, но опять стыдливо прячется и становится темно. Как обычно, когда дни отдыха катятся к завершению, становится немножко грустно. Но не тяжелым грузом грусть ложится, а как легкое облачко, наплыло, даже до конца не скрыв голубого неба безмятежного отдыха, и вновь солнце. И независимо, где это облачко застает, в тайге ли нашей или на песчаном берегу в теплых странах — все маленько отдаляются друг от друга, самоуглубляются. Начинается перекладывание вещей с места на место, поиски вчерашнего праздника. А от праздника осталась только не мытая посуда да мешок мусора. Но эти праздники нужны. Зачастую, только отгуляв, настраиваешься на следующий, пока только размытые контуры, но при приближении они обретают более ясные очертания и складываются в прекрасный замок (ударение на первый слог).
Для местных такая погода уже холодно (по ощущениям градуса 24, термометра на территории отеля не видел), понадевали футболки с длинными рукавами, в джинсы впрыгнули. Брызнул мелкий дождь, выгнав меня из-под пальм возле бассейна. Укрылся на крылечке домика. Прогулялся до маркета. Взял конфет да сушеного манго побаловать родных и близких. Покупать что-либо на обочине не решаюсь. Это ж дезинфицировать придется, а не хочу я ее проклятую. В компании, может, и прокатило бы. А в одного только в первый вечер с устатку и для вливания в местную действительность, а так в обед грамм 100 со льдом, да на ужин 0,5 пивка. Вернулся, написал пару писем, глянул погоду, тайфун скорее по Тайваню ударит, Филиппины обошел стороной. Владивосток готовится встретить дождем, постараюсь захватить тепла и солнца. А то что ж это за лето бабье? 15 тепла всего. Добрался до бассейна. Впитываю солнце и тепло про запас.

Решил сегодня попробовать еще один раздел здешнего меню — сосиски. Пожалел, что нет подходящей компании, потому что блюдо оказалось не едой, а закуской. В центре блюда — смесь из сосисок, порезанных на пятаки, лука репчатого, сыра типа брынза и маринованных огурчиков, по краю выложены дольки варенного яйца и помидоров. Все это полито маринадом из-под огурчиков. Плюс на отдельном блюде жареная картошечка.
Если у вас не началось усиленное слюноотделение, либо вы сыты, либо не хотите выпить. В связи с отсутствием компаньона пришлось ограничиться двумя литрами пива, потому как я сдобрил все доброй порцией Тобаско. Завтра на сэкономленные деньги попробую мясо буйвола, если не потрачу их на подарки. Тут уж кто кого опередит — брюх или дух. Понять бы только, какое блюдо выбрать, в меню пяток наименований. Вряд ли получится попробовать на вкус все блюда, тогда надо пожить здесь еще с месяц или есть четыре раза на день. При том что в магазинах и местных лавочках ну нет специй филиппинских, чтобы выделить их. Продаваны понимают так, сделано на Филиппинах — значит филиппинское. Так что любителям поесть здесь делать нечего. Раздолье для дайверов, шопинг только в крупных городах, но накладно с Себу везти мебель и гитары. А больше здесь ничего интересного и не делают. Хотя на Филиппинах и электроника есть.

Пятница, 28 сентября. В планах потратить оставшуюся сумму на сувениры, что благополучно и сделал. Хотел прикупить национальную мужскую рубашку, барон — собой представляет рубаху светло бежевого цвета с коротким рукавом, на груди ручная вышивка, — но за 2500 песо как-то не решился. Хозяйка была рада, увидев меня, и вновь предложила скидку. Я думаю, за последний месяц был единственным покупателем. Интересный магазинчик, много резных изделий, некоторые просто так в кармане не унесешь. Изделия из коралла, жемчуга и ракушек. Плетеные чемоданы и сундуки.
Сегодня открыл для себя еще один вид муравьев, с полсантиметра величиной, большая башка и просто огромные жевала. При попытке более близкого знакомства, поднес к нему палец, муравей встал на дыбы и прыгнул, чуть не нанеся мне урон. Дипломатические отношения сразу были разорваны щелбаном, муравей был отброшен на дальнюю дистанцию. Наверно, из клана воинов.
Сегодня практически без облаков, жарит солнце. Одинокий белый человек вместо того, чтобы как все порядочные люди, спрятаться в тени и ничего не делать, растянулся на лежаке у бассейна, изредка переворачиваясь для равномерной прожарки.
А посуда здесь — made in China. Это я определил, решив помыть тарелку с другой стороны после обеда. Что-то захотелось китайской пищи. Вот ведь подсадили. Может, подсыпают туда чего? Филиппинской пищи не захочется, стейк себе и стейк, а вот китайской… Никогда не знаешь, что под этим соусом. Может, лучше и не знать. Может, следующая поездка в Китай? Или в Японию? В Китае давно не был, а в Японии и вовсе не был. А ведь зовут, приглашают. И Накамоте-сан, и Кобаяси-сан.
Девятый час вечера. Еще один заплыв. Как дома без бассейна? Душ остается или в ванну воды набирать, только плыть некуда. Последняя ночевка в Харухее. Ближайшие пару суток в кресле самолета или аэропорта удастся вздремнуть. Хотя завтра после ужина надо будет на дорожку вздремнуть. Такси на 23 часа, с 18 будет время. Сегодня, пожалуй, первая ночь с безоблачным небом, дело к полнолунию, но звезд немного. Паразитная подсветка цивилизации. У нас на северах звезд больше видно. Тепло и тихо. Заорал отрывисто петух, и снова только трескотня сверчков и легкое посвистывание ночных птах. Завтра упаковка рюкзачка и еще один день вяления на солнце. Чуток подзагорел, но то ли местное солнце было милостиво, а может, просто я без фанатизма загорал. Хотя видел краснолицего, явно подгоревшего мужичка-немца. Местные почему-то не признают бейсболок и в лучшем случае на голову натягивают футболку, так что получается типа накидки с окошком, либо просто сверху на голову набрасывают.

29 сентября. Сегодня у меня самый неспешный день. Такси в аэропорт на 23 часа. Впереди еще 12 часов чистого времени на позагорать, почитать, погулять по аллейкам, поужинать и поспать перед дорогой. После завтрака, посмотрев, как худенький филиппинец мучает полено, пытаясь его разрубить, попросил топор. Увлекся, наколол поленницу, сбил мозоль, упрел (шорты были мокрые со всех сторон), по всему телу текло. Так в тени 30, да влажность. Заслужил уважительные взгляды работников и отправился в душ с чувством глубокого удовлетворения.
По крыше застучал дождь. Хорошо. По приезду купался под дождем, и достойное завершение. Вода в бассейне за полдня нагрелась, градусов 30, занырнул и расслабился, подставив лицо каплям. На поверхности падающие струи взбили множество маленьких фонтанчиков, плыву сквозь водяные взрывы. С берега, потревоженная вода создает иллюзию движения. Дельфины на дне бассейна шевельнули плавниками и поплыли! Не удержался и нырнул следом. Одним из развлечений где-то на сайте читал, что устраивают плавание с дельфинами. А еще можно было облететь на самолете острова, нырнуть вдоль стенки и заплыть в подводную пещеру со светящимися рыбками. Лохол остался не освоенным, не встретились с долгопятами. И много еще чего.

Отдохнул бы так же где-нибудь на родном побережье? Не было бы пальм, вода холодная, не встретил бы улыбчивых филиппинцев, не подучил бы английский язык (насчет языка — вошло в привычку даже мысли пытать переводить на английский, вот что значит погружение в языковую среду).

Зачастую мы уезжаем не куда, а откуда. Чтобы со стороны глянуть на оставленное и сказать: «Таити, Таити, нас и здесь неплохо кормят». Когда на некоторое время останавливаешься в одном месте, непроизвольно начинаешь прирастать к нему. И уже двинуться куда-либо становится непросто. Даже если «куда-либо» — это домой.
Получилось почти 12 страниц — по странице на день. Но день вмещает гораздо больше, а иногда меньше. Не обо всем напишешь, что-то упустил, где-то не увидел. Но все остается внутри, вновь зовя в дорогу в поисках чуда

Против рома нет приема. Народная филиппинская пословица. А еще: a wise monkey is monkey who doesn`t monkey with another monkey`s monkey.
Дождь припустил изо всех сил, стена, подкатился гром. Надеюсь, к моменту посадки в такси будет суше. Ужин легкий: пару кусочков стейка из лососины с рисом и фужер белого вина, похожего на мускат. Дорога продолжается. Ай гоу ту Сеул!
Удалось вздремнуть пару часиков. Дождь закончился. Принял для бодрости душ, стаканчик оранжа. Вроде ничего не забыл. Вышел к ресепшену. За столиком сидела стайка молодежи, о чем-то оживленно беседуя, периодически сверкала вспышка, фотографировали друг друга. Тут же оказалась Наташа со своим другом. Наташа, не дозвонившись до такси, предложила добросить до аэропорта. Не отказался. Оказывается, в Лапу-Лапу есть ночная жизнь. 23 часа, молодежь снует туда-сюда, машины, мотоциклы рвут темноту светом фар. С уличным освещением напряг. Благополучно доехали и, тепло попрощавшись с ребятами, пошел проходить аэропортовские процедуры. Сбор оказался всего 550 песо. Так что на дьюти в Сеуле останется. Рейс задерживается почти на час. В Сеуле меньше ждать. Спасибо этому дому. Бабай, Филиппины! Меньше-то меньше, но еще 9 часов до рейса. Отслеживал полет по карте, когда приземлились в Сеуле, оказались на четыре метра ниже уровня моря. И ничего, не топит. Ну регистрация, туда-сюда, все равно часов семь богодулить. В дьюти пока не затаривался. Лишняя сумка. Часика за два до рейса возьму чего. Оказывается, телефон сеть не видит, потому как сети у корейцев другого формата. Придется на случай заграницы брать телефон с 3G. Зато вай-фай быстрый. Ура, осталось пять часов. Послушал на телефоне аудиорассказ, хороший телефон, только позвонить нельзя. Билет на руках, подарки в дьюти куплены. До отлета полтора часа. Это уже привычная цифра. Я еду домой!

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>