Город-сад

Есть в тропическом Китае один город, который совершенно не заслуженно забыт или еще не раскрыт российскими туристами. Этот город расположен в непосредственной близости со своим великим соседом — Сянганом (Гонконгом), но имеет самостоятельную ценность. Наш самолет из Владивостока до Харбина летит всего  тридцать — сорок минут. Пересадка на рейс Шеньженьских авиалиний — и через четыре часа полета мы в тропиках. Очень многие китайцы, которые едут в Гонконг, делают остановку в Шеньжене, здесь они проходят весьма условную для китайцев границу-таможню и на любом виде транспорта через несколько десятков минут езды — в Гонконге. Мы ехали в большой компании китайцев и поэтому выбрали такой же вариант. Наши попутчики не случайно предпочли маршрут с остановкой в Шеньжене. Это город, которым должен гордится не только каждый китаец в частности, но и каждый землянин вообще. Это «город-сад», город-герой. Правда у нас героями становятся города за военные заслуги, но почему бы не назвать героем город, в котором подвиг совершили садовники, ландшафтные дизайнеры, строители, архитекторы и власти, которые на этот подвиг выделили много-много денег?
Кстати, по поводу тропиков и климата. Это не пунктир на глобусе и не «Тропик рака» Миллера. Еще в самолете нам довелось разглядеть границу между поясами умеренным и «неумеренным». Она буквально, зримо, проходила по небу. Выглядело это так: мы влетели в небеса тропиков, и вдруг обычные облака, как бы «написанные» широкой кистью со всякими разводами, резко сменились зоной облаков, очень напоминающих запятые. Они кружевом покрывали всю атмосферу. Именно такие облачка рисуют на буддистских «иконах». Голубизна небес сменилась на молоко равномерной дымки. Это потом мы поняли, что в тот момент нам нужно было попрощаться с нашим весенним солнцем и ярким голубым небом до самого конца поездки. Весна в тропиках это то, что хорошо знакомо жителям муссонного климата. Концентрация влаги, растворенной в воздухе, такая, что в пору «выращивать жабры», по образному выражению жителей города нашенского. Кто бывал во Владивостоке в июне-июле, тот знает, что такое тропическая сырость, пронизывающая до костей, вечно влажное белье, обувь, промокшая и не сохнущая в принципе, ощущение холода, от которого спрятаться негде (кондиционеры в тропиках на отопление не настроены), и вдобавок несогревающее унылое солнце, спрятавшееся за пеленой.
Но тогда что же такого чудесного весной в тропическом городе Шеньжене?


Удивляют жители. Они почти всегда улыбчивые. Независимо от того, одеты на них дешевые пластиковые тапочки или модные демисезонные сапоги (кстати, на голую ногу), они одинаково непринужденно переносят сменяющие друг друга ливень, дождь и морось, часто смеются и даже просто так поют, сидя где-нибудь перед рядами с товаром. Не мурлыкают под нос, а именно поют во всеуслышание. В сравнении с нашими хмурыми горожанами они такие беззаботные! Но будьте осторожны, среди них тоже есть уличные воришки!
Осторожность другого сорта вам потребуется, когда вы мирно прогуливаетесь по улицам. Вы, пожалуй, можете получить легкое сотрясение мозга, если на голову упадет крупный мясистый цветок, а падают они там часто, особенно после ливней. Страшно подумать, что было бы, если бы не армия садовников, заботливо подвязавших у каждой кокосовой пальмы «прическу». Порывы сильных ветров могли бы оставить тысячи пальм без красивых «шевелюр», а листики, в свою очередь, — легко пришибить мимо проходящего гражданина.
Кажется удивительным, но в этом городе, где вместо кленов-вязов на улицах растут пальмы, древовидные папоротники плауны, сохранившиеся со времен динозавров, полно знакомого и привычного. Это растения, которые знакомы с детства по подоконникам, только здесь они не в карликовом исполнении, а во всей природной мощи и красе. Какой-нибудь клеродендрон может буйно цвести не у бабушки под потолком, а на уровне четвертого этажа. Ну конечно, более всего потрясает самое привычное. Наше внимание привлекло мощное дерево, очень любимое здешними садоводами. У него, помимо ветвей и листьев, есть множество как бы аккуратно подстриженных «бород», образованных из воздушных корней, свисающих над самыми головами прохожих. Мы пригляделись к этому чуду поближе, это оказался банальный фикус, только в родном переувлажненном климате он стал исполином и отпустил своеобразные растительные «жабры», чтобы лучше отлавливать кислород из влажной дымки, в которой здесь плавает все.
Все пребывает в каком-то замедленном полусне — предвкушении чего-то значительного. Даже небоскребы выныривают в небе, «подсматривая»: началось — не началось, — это их верхние этажи торчат из плотного туманного облака, упавшего на город. Значительное нечто вскоре происходит. Налетает шквалистый ветер, небо приобретает зловещую яркую желтизну и вскоре опрокидывается на землю, порядок первоэлементов в китайском мироздании меняется, и происходит торжество воды. На несколько мгновений все и вся останавливаются, чтобы полюбоваться красотой момента. Но через несколько мгновений трудолюбивые китайцы уже «ползают», как пчелки, каждый занят своим. Апофеоз трудолюбия — дворники, которые в ливень продолжают подметать идеально чистую сплошную лужу, в которую на время превращается весь городской асфальт. Через полчаса ливня у них действительно много работы, но что же это за мусор, это — цветы! Ливень вызывает цветопад.


И только бедные туристы, зависшие в экскурсионных трамвайчиках на уровне 5—6 этажа, пропускают это захватывающее представление стихии, потому что они хоть и пялятся во все глаза в широкие окна вагончиков, но видят не больше, чем аквариумные рыбы: по окнам стекает толща небесной воды.
Расчувствовавшись по поводу красоты Шеньженя, стаканчика отменного пива и вполне посредственных креветок, моя подруга, которая основательно исследовала рунет по поводу каждого из городов нашего путешествия, изрекла: «Если вы хотите посмотреть на Китай прошлого, поезжайте в Гуанчжоу, если — посетить Китай настоящего, поезжайте в Джухай, но если желаете увидеть Китай будущего, вам — в Шеньжень!» Про Гонконг ее изречение умалчивало, но ведь это и впрямь — совсем не Китай. Насчет будущего — не знаю, ведь если бы оно было похоже на Шеньжень, это было бы идеальное будущее. Но если оно будет таким, возьмите меня в него! Я хочу жить в растительном царстве, в дизайнерски гениальных джунглях, в которые очень деликатно вписан городской ландшафт. Хорошо, что китайцы «назло буржуазной Европе» построили на рубежах Гонконга этот чудо-эко-град, они во многом действительно утерли нос дизайнерам англичанам!

Фото Рады Сурмач. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 40, 2009 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>