Холянов. Большие трофи — моя профессия

Настоящие буйные личности в истории, каких мало, лидеры групп, объединений, движений. Кто эти люди и есть ли они среди нас? Мы пытаемся изучить их стимулы движения к чему-то большему, причины тяги к преодолению границ. Люди, несущие свою миссию, – это те, кто нас интересует. Только в сферу своих приключений они вовлекают других людей, и на их организационном потенциале во многом держатся связи в обширных группах джипперов Приморья и не только. Чего стоит поднять народ на приключение, вырвать себя из засасывающей рутины бытия. Об этом разговор с Александром Холяновым, президентом приморского клуба внедорожников «Шатун».

—Саша, говорят, самое главное — начать? Как начинал ты?
— В 1999-м я увидел, что в Приморье вход на арену автомобильных зрелищно-спортивных мероприятий свободен и начал профессионально развивать активность в этом пространстве.
— Почему начал?
— Каждому возрасту соответствуют свои потребности. Мне сейчас хочется делать что-то новое, чего еще у нас нет, и делать очень хорошо. Заниматься чем-то любимым, не зависеть от начальников, работать, быть свободным. И, конечно, при этом зарабатывать достаточные для жизни средства. И я выбрал то, что на тот момент нравилось больше всего.
— Какова настоящая цель твоих передвижений, перемещений, тяги к перемене мест?
— В основе всего лежит инстинкт человека со времен наших праотцов: осваивать новые земли. Этот инстинкт есть и в животном мире: пометить новые территории. Я знаю много людей, которые дважды в одно место не ездят.
— Есть ли дивиденды от публичности?
— Нет, ну разве что немного легче, чем непубличному человеку, деньги на мероприятие достать.
— Выгодно ли, почетно ли быть организатором крупных мероприятий типа рейда внедорожников сквозь Монголию?
— Все шишки всегда достаются организатору, проблемы расхлебывать — ему же. «Шатун» перешел в серьезный формат больших экспедиций не потому, что это выгодно. Ни о какой выгоде не может идти речь в принципе. Мне давно надоело за собственные средства для малознакомых людей, которые притом далеко не всегда спасибо скажут, устраивать короткие пробеги вокруг «столицы краевого центра». Что до почета, я его ни разу не почувствовал. Просто приятно бывает хорошо  завершить серьезное мероприятие. Приятно, когда никто не разочаровался, хотя личного времени и денег каждый вложил много. И гордости организатора  у меня вообще нет, хотя бы потому, что не удалось вывести клуб внедорожников на тот уровень финансовой свободы, на котором можно интересно и нормально существовать. Надоело пробивать стены непонимания.
— Какова благодарность последователей?
— Бизнес циничен сам по себе и никого не волнует, кто был первым и тебе не будет никаких преференций из-за того, что ты один из основателей. Последователи, это кто? Те, кто решил посостязаться и доказать, что круче? В нашем внедорожном движении сегодня наступило время, которое я по смутным ассоциациям называю эпохой штабиков, как у детей в начальной школе. Собираются пацаны кучками и катаются для своего удовольствия. Никакого пиара, так, возня какая-то, мелко и мне неинтересно.
— Как работается в условиях региональности, если не сказать провинциальности?
— Меня джипперская активность интересует только в формате, в котором она развивается за границей. К сожалению, на местной почве эти формы никак не приживаются. У нас все вращается на голом энтузиазме вокруг одного-двух человек.
Традиций спонсоринга на Дальнем Востоке нет. Компании готовы еженедельно выкладывать по десять тысяч долларов за ролик на канале, который никто не заметит, или платить каждый месяц по тысяче долларов за билборд в хорошем месте, а в эффективную рекламу на зрелищных мероприятиях никто не верит. В этом местный рынок отстает на десятки лет не только от цивилизованных стран, но даже от Москвы. Так что не исключаю, что придется очередной раз менять формат принципиально, не заниматься поиском спонсоров, а проводить менее массовые, но более профессиональные путешествия, отдавая себе отчет с самого начала, что это на 100% твои собственные затраты и твое собственное удовольствие, такое большое, что его в деньгах мерить не прилично.
— Что или кто более всех разочаровывал за годы работы над проектом «Шатун»?
— Меня удивляет наша местная пресса. Если мы выезжаем  за пределы края, везде пресса нас встречает и рада хорошему информационному поводу. А местные СМИ за тот же информационный повод требуют деньги. Так нам и говорят: «Никто вас “пиарить” не будет» и «любой каприз за ваши деньги». Здесь джипперов воспринимают как толстосумов: раз мы ездим на больших джипах, значит, за освещение наших экспедиций мы должны и можем платить. То же самое случилось бы с теми, кто решил сделать экспедицию из тех мест, где нас встречали на ура. Со стороны «своих» СМИ они бы получили ту же реакцию. Причина, конечно, в отсутствии на здешнем медийном рынке реальной конкуренции по контенту. Никого не волнует, собственно интересно зрителю или нет то, что они показывают.
— Самые заурядные проблемы, которые приходится преодолевать?
— Самая большая проблема — просто очень большой объем работы, связанный с организацией больших трофи. На обычной работе потом просто отдыхаешь. Кроме того, ни видимые успехи, ни видимая, хотя и ложная,  простота наших успехов не привлекли в этот бизнес больших денег, зато породили нездоровую конкуренцию со стороны непрофессионалов. Непрофессионализм еще нормален, когда проводишь мероприятия выходного дня. А рейды протяженностью в месяц, с участием команд из всех крупных городов Сибири и Дальнего Востока, которые и подготовить, и провести, и осветить нужно так, чтобы срывов никаких не было, — такие мероприятия на энтузиазме организовать крайне трудно. Такая реализация занимает все время, а нужно семью кормить. Это, конечно, тоже проблема.
— Есть ли планы на будущее?
— Планы есть и могут быть осуществлены, если будут найдены источники финансирования. Хотя, по большому счету, ездить мало куда осталось, почти все, что было большое и красивое, нами уже пройдено. Для внедорожника ведь интересно то, что с трудом, но пройти можно. Была в планах Африка, но там есть проблема. За возможность проезда по территориям ряда государств, где идут боевые действия, а они там почти везде идут, полевые командиры берут не известную заранее  сумму денег и по этой причине шансы африканской экспедиции ничтожно малы. Очень интересен маршрут “Золотого рейда” от Ванино до Владивостока. Трасса разведана четырьмя «шатунскими» экипажами, можно делать «большое трофи».
— Какой смысл заложен в вашем бренде?
— Шатун «родился», по-моему, в 1999 году. Я очень долго думал над названием. Были определенные иллюзии заманить на наши красоты иностранцев. А шатун — символ России, красивый мощный образ медведя. Шатун — двигатель внутреннего сгорания, человек, слоняющийся без особых целей. Совсем как мы поколесим в свое удовольствие, «метим» мир, заявляем ему о себе.

Общая протяженность пройденных маршрутов на внедорожниках в экспедициях и рейдах «Шатуна» у Холянова — 30 000 километров. Избранная история «Шатуна»: «Внедорожное Приморье 2002», «Золотой Рейд 2003», «Внедорожное Приморье 2003», «Улунга 2003», «Разведка 2004», «Улунга 2004», Шинтоп Трофи «Колымским Маршрутом 2005», Шинтоп Трофи «Планета Монголия 2006», продолжение следует…

Фото Александра Холянова. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 29, 2006 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>