Кинофестиваль в Берлине: как поймать звезду, увидеть зеленых человечков и выпить глинтвейна на улице

Не так уж много в мире городов, которые так непринужденно сочетали бы несочетаемое, как Берлин. Это древнее сердце крупнейшего национального государства ЕС и — одновременно — удивительно космополитичный город, где со времен массового бегства гугенотов из Франции живут огромные этнические общины. Сегодня в Берлине запросто угодить в квартал с турецкими, русскими, вьетнамскими или польскими вывесками. Улицы здесь ночью как будто вымирают (не в пример неспящим Нью-Йорку или Москве), и без наводки знатоков вы едва ли сможете обнаружить, где на самом деле кипит жизнь одного из главных клубных центров Европы. В воскресенье же здесь наглухо закрыты даже книжные магазины.
По-прежнему, несмотря на минувшие 20 лет, над городом витает призрак Стены. «Камней» из нее, продающихся на каждом углу, похоже, хватит, чтобы вымостить дорогу от Берлина до Шанхая. Наверное, нет, и не будет в истории другого явления, подобного этой линии фронта, рассекшей живой город на две части, вдруг разъединившей родственников и соседей, превратившей пограничные, некогда цветущие улицы и площади в ощетинившиеся проволокой пустыри. Сегодня, если не знать, где найти редкие остатки Стены и не обращать внимания на специальные знаки, сторонний взгляд вряд ли сможет определить, где она проходила. Уютный восточноберлинский человечек «ампельменхен», сияющий на светофорах, давно уже заселил улицы за пределами бывшей советской зоны, а попутно — и сувенирные магазины.
Но, пожалуй, одна из важнейших причин, позволяющая Берлину не сомневаться в своем статусе мировой столицы, — это Берлинский международный кинофестиваль. Вместе с «Каннами» и «Венецией» «Берлинале» определяет лицо современного кинематографа. Жители и гости города штурмуют кинотеатры, а немецкое телевидение круглый день транслирует новости, «ковровые дорожки» и пресс-конференции фестиваля. За одиннадцать дней у вас теоретически есть возможность посмотреть около 400 фильмов — и демократичное отношение к публике делает эту возможность почти вероятной. Многие не упускают своего шанса: например, в нынешнем году было продано более 200 тысяч билетов для простых зрителей (20 тысяч киношников и 4200 журналистов ходили на сеансы бесплатно).
Как заметил нынешний директор фестиваля Дитер Косслик (кстати, тоже местная достопримечательность — любимый всеми балагур и весельчак), «Берлинале» повезло со временем проведения: это один из первых крупных фестивалей в году, кроме того, он удобно расположился между Американским кинорынком и Каннским киносмотром. Мешает ему порой, правда, «Роттердам», проходящий буквально накануне, но два фестиваля обычно улаживают это дело полюбовно. Не меньше повезло «Берлинале» с местом: с недавних пор ему отдана в распоряжение площадь Потсдамерплатц. Некогда сердце Берлина, в «холодную войну» она представляла собой заброшенный пустырь, разделенный Стеной. Через станцию метро, ставшую призраком, поезда шли без остановки. Именно на этой площади режиссер Вим Вендерс некогда снял многие сцены своего культового фильма «Небо над Берлином». Теперь Потсдамерплатц — вновь один из центров города (наряду с западным — Курфюрстендамм и восточным — Александрплатц), застроенный блестящими стекляшками небоскребов. Во время фестиваля узкие ущелья между огромными зданиями и исполинскими кинотеатрами забиты публикой, жаждущей увидеть если не выдающийся фильм, то хотя бы какую-нибудь завалящую звезду на «красной дорожке». Потсдамерплатц снабжена всем, чтобы ее не покидать: здесь есть огромный полуподземный торговый центр, рестораны, кафе. На худой конец всегда (кроме позднего вечера) можно перекусить наскоро донер-кебабом (местный вариант шавермы) или съесть прямо на улице немецкую сосиску, запив разливным глинтвейном. Однако фестиваль не умещается даже в пределы Потсдамерплатц, и зачастую зрителям приходится ехать на другой конец города, рискуя не успеть на очередной показ. Некоторые фильмы идут в западной части города в старом кинотеатре «Цоопаласт», бывшим когда-то главной площадкой «Берлинале». Бродя в его окрестностях, можно наткнуться как на порнокинотеатр или музей эротики, так и на места, в которых некогда любила собираться белая эмиграция.
История фестиваля неоднозначна, как и сам Берлин. Учрежден он был американскими оккупационными властями в 1951 году с целью оживить культурную жизнь послевоенного города, и фильмом первого открытия была «Ребекка» самого Альфреда Хичкока. Прошло много лет, прежде чем в эпоху очередной «разрядки» главный приз «Берлинале», «Золотой медведь», достался в 1977 году советскому фильму «Восхождение» Ларисы Шепитько. Говорят, присутствовавший в жюри великий режиссер Райнер Вернер Фассбиндер был ярым противником этой картины. Как бы там ни было, следующего — и пока последнего — «Золотого медведя» фильм из России получил только в перестройку: это была «Тема» Глеба Панфилова, пролежавшая до того «на полке» семь лет. Однако о России в Берлине не забывают: так, в 2002 году в состав главного жюри была приглашена Рената Литвинова. В этом году короткометражке «Улыбка Будды» из Бурятии достался «Хрустальный медведь» от детского жюри, а фильм «Девять пролетов вместе», оператор которого, Наталья Кожевникова, кстати, некогда жила во Владивостоке, был единственной русской картиной, претендовавшей в этом году на «Золотого медведя» в короткометражной программе.
Собственно, программа Берлинского фестиваля неизменно вызывает нарекания критиков, — но статусу мероприятия это нисколько не вредит. Понятное дело, что Тарантино предпочтет отдать свой фильм в Канны, однако голливудские звезды вовсе не отказываются пройтись по ковру, расстеленному у входа в «Берлинале-паласт». В этом году здесь побывали Кейт Уинслет, Рене Зельвегер, Гаэль Гарсия Берналь, Тильда Суинтон, Деми Мур, Кеану Ривз, Мишель Пфайфер. Но при этом фестивалю опять удается сочетать несочетаемое: его фокус, в первую очередь, направлен на социально и политически значимые темы. Никого не удивляет, когда главные призы «Берлинале» отправляются не в известную кинодержаву, а в какую-нибудь страну вроде Боснии и Герцоговины, Перу или ЮАР. Берлинский фестиваль был пионером в учреждении приза за лучший фильм на гей-тему: награда «Тедди» вручается с 1987 года.
Злые языки утверждают, что на самом деле в сегодняшней ситуации фестиваль представляет собой всего-навсего яркое и праздничное приложение к связанному с ним серьезному деловому мероприятию — Европейскому кинорынку, где совершается огромная часть мировых сделок, связанных с кино. Но «Берлинале» существовал задолго до того, как кинорынок сумел набрать вес, и, хочется верить, будет существовать после того, как благодаря технологиям отпадет потребность физически присутствовать при заключении договоров. Потому что праздник людям будет нужен всегда.

Фото с сайта www.berlinale.de Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 40, 2009 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>