Китайская родина

4209 километров пограничной полосы разделяют Россию и Китай — два великих и таких непохожих друг на друга государства. Проезжаешь пункт пограничного пропуска, и все вокруг меняется на глазах — здания, вывески, растения. Несмотря на разительные природные и культурные отличия, история переселения россиян в Поднебесную насчитывает несколько сотен лет. О перипетиях этой увлекательной истории и о всплеске интереса к Китаю в последнее время рассказывает Игорь Ошанин.

Почитание старших

Год назад в приграничном Хуньчуне появилась русская семейная пара, приехавшая сюда не в шоп-тур и не налаживать бизнес-контакты с местными торговцами, а жить. Переехала навсегда, с семейными реликвиями и любимой собакой, купив в престижном по хуньчуньским меркам районе двухкомнатную квартиру. Самое интересное, что главе этого смелого семейства, в недавнем прошлом капитану дальнего плавания, на момент переселения было 72 года. Поступок, на который сложно решиться и в молодом возрасте, достоин уважения. Сам переезд стал возможным после того, как в Китае приняли постановление, согласно которому в ряде районов страны иностранцам разрешили брать жилье в долгосрочную (75 лет) аренду с правом передачи по наследству и продажи. Так была решена проблема приобретения недвижимости иностранцами, и логично, что вскоре появились люди, желающие этим широким жестом воспользоваться. Символично, что приехали новоселы из Владивостока.
Ведущим фактором в решении приморских пенсионеров перебраться в китайское приграничье стало четкое осознание того, что на российскую пенсию достойно жить можно только в соседней стране. Цены на приличное жилье в провинциальных городках здесь приятно удивляют (для наглядности: квартира 60 кв. м в приграничном городке КНР будет стоить 16—20 тысяч долларов, тогда как во Владивостоке такая же обойдется 150—180 тысяч долларов). Про стоимость коммунальных услуг и цены на продукты и одежду вообще лучше умолчать, дабы не раздражать российских читателей… От скуки пенсионеры не страдают — к их услугам развитая инфраструктура, парки, спортивные площадки, 15 российских телевизионных каналов. Владивосток, опять же, не так далеко — в пяти часах езды на ежедневном рейсовом автобусе.
Насколько динамично развивается процесс переселения россиян в китайское приграничье, сейчас сказать пока сложно. В любом случае, застройщики и риэлторы приграничных китайских городов: Суйфэньхэ, Хуньчуня и Хэйхэ — тонко прочувствовав конъюнктуру рынка, стали заявлять о создании целых кварталов для русских поселенцев. Возможно, со временем так и будет, и в китайских городах образуются своеобразные «рашн-тауны». С точки зрения истории, в этом есть определенная закономерность. Ведь многие китайские города были основаны русскими переселенцами, а история этих непростых отношений насчитывает уже около трехсот лет.

Пекинские казаки

Первыми русскими «эмигрантами» в Поднебесную можно считать жителей казачьего острога Албазин, построенного на Амуре в середине XVII в. Попытки русского государства укрепиться на Дальнем Востоке совпали по времени со становлением в Китае новой власти — династии Цинн, маньчжурской по происхождению. Освоившись в роли владык Срединного государства, маньчжуры взялись за очищение границ империи от непрошеных гостей. В 1685 г. китайские войска встали под Албазином, и после нескольких месяцев осады крепость сдалась. Часть казаков (по некоторым данным — большинство) согласилась на предложение императора Канси перейти к нему на службу и была направлена в Пекин. Маньчжурские правители Поднебесной, справедливо полагавшие, что в окружении китайцев вопросы личной безопасности следует доверять иноземцам, охотно взяли странных северных варваров в качестве стражи. Таким образом, албазинские казаки нашли себя и на чужбине, сохраняя при этом замкнутость своей общины и верность православию и русским обычаям. Потомки албазинцев проживают в Пекине и по сей день. Они, правда, ничем не отличаются от обычных китайцев, но сохраняют память о своей родословной и происхождении своих фамилий — Ду (Дубинины), Ло (Романовы) и Яо (Яковлевы).

Эффект КВЖД

Масштабная русская эмиграция в Китай началась с постройкой Китайской Восточной железной дороги, которая, пересекая Маньчжурию, должна была связать Транссибирскую магистраль и Владивосток. Русские рабочие появились на северо-восточных окраинах Китая на рубеже XIX—XX веков. Русские построили железную дорогу, которая, между прочим, используется до сих пор, основали два крупных города Харбин и Далянь, не считая множества мелких железнодорожных станций, типа приграничного Суйфэньхэ, и обогатили северо-восточное наречие китайского языка массой неологизмов вроде «гэвасы» (квас), «леба» (хлеб) и «пицзякэ» (пиджак).
В годы Гражданской войны большое количество политических эмигрантов устремилась именно в эти, уже обжитые соотечественниками, районы. Количество русских, проживавших в китайских городах в 1920—1930-х г., достигало, по разным данным, от 150 тысяч до миллиона. Харбин стал островком старого доброго времени, в котором, как говорили эмигранты, «все как раньше». Блистательная светская жизнь, величественные православные соборы, русская кухня и чистый русский язык — это то, чем прославился Харбин начала ХХ века, город, который по праву называли «Восточным Парижем». Крупная, деятельная русская община существовала и в самом «западном» городе Востока — Шанхае. Чуть меньше русских проживало в Тяньцзине и Пекине (кстати, по произносительным нормам, распространенным среди эмигрантов той волны, ударение в данных топонимах нужно делать на последний слог — ХарбинЕ, ПекинЕ и так далее). Как известно, судьба «белой» эмиграции сложилась драматически. После поражения Японии во Второй мировой войне и прихода советских войск, соотечественников — кого по собственному желанию, кого насильно — вернули на родину. Оставшиеся мало-помалу разъехались по всему миру, сменив одну чужбину на другую.

Русские как одна из наций Китая

Тема русской эмиграции первой половины ХХ века сейчас в моде и является предметом многих увлекательных исследований. Мы же ограничимся констатацией того факта, что помимо основного — «городского» — направления существовало и менее известное — «сельское». Крестьяне, недовольные политикой коллективизации, и староверы, живущие в приграничных районах Советского государства, в поисках лучшей доли бежали на юг. Так, на самом западе современной КНР, в Синьцзяне, образовалась своя уникальная русская община с центром в городе Кульджа. Наши соотечественники, правда, изрядно окитаизированные и с китайскими паспортами, проживают там и сейчас. С учетом этого факта, русские считаются одной из 55 «малых народностей» КНР, численность которой составляет 13,5 тысяч человек; культуре этой этнической группы, наравне с прочими, посвящены экспозиции в пекинском Парке национальностей Китая, которые не могут не вызвать улыбку у посетителя из России.

Новый поворот

Новый этап в истории русской эмиграции в Срединное государство начался в 1990-х годах и продолжается до сих пор. Он имеет две главные особенности. Во-первых, россияне стали переезжать в КНР не по политическим, а по экономическим мотивам. Во-вторых, в течение долгого времени люди выезжали «поработать и вернуться», не рассматривая Китай в качестве нового дома. Осмысленное стремление переселиться в Китай (или же, заработав на успехах китайской экономики, со временем перебраться в третью страну) — тенденция последнего времени. Количество мигрантов, переезжающих в КНР на работу (как сейчас модно выражаться, «экспатов») постоянно росло и достигло своего пика как раз перед глобальным финансовым кризисом. К середине 2008 года в КНР более или менее постоянно проживало около 25 тысяч русскоязычных выходцев из бывшего СССР.
К слову, китайские власти встречали экспатов из России если и не с распростертыми объятиями, то вполне радушно. Еще бы, ведь в Китай приезжали и приезжают квалифицированные образованные работники. Культурный и образовательный уровень россиян, переезжающих в страну на ПМЖ, весьма высок. Ядро зарождающегося русскоязычного сообщества составляют люди, получившие языковую и страноведческую подготовку, профессиональные специалисты-восточники, занятые в сферах бизнеса, образования и науки.
Москва со временем осознала, что, чем сидеть и пенять на «утечку из страны мозгов» и прочие невзгоды, гораздо продуктивнее принять за должное новые социальные реалии, а именно наличие заграничной русскоязычной диаспоры и тенденции к ее становлению и расширению. Были предприняты меры по налаживанию контактов внутри самих диаспор, а также между диаспорами и исторической Родиной. Кульминацией стало создание фонда «Русский мир», который должен служить популяризации русского языка и культуры по всему миру, в том числе, помогая сохранить русский как родной язык у потомства современных эмигрантов. Также был учрежден Всемирный конгресс российских соотечественников, который призван координировать общественную работу во всех зарубежных диаспорах. В минувшем июне была проведена уже третья по счету конференция, собравшая весь свет «нашей» диаспоры в Срединном государстве, включая лидеров русских клубов в Шанхае, Пекине, Харбине, Гуанчжоу, Гонконге и Урумчи.
Выделять или не выделять новую волну русской эмиграции в Китай — дело исследователей. Жизнь идет своим чередом. Русские в Китае есть и, видимо, будут. Они успешно работают, заводят семьи, устраивают быт, собираются своими русскими клубами и чувствуют, что они здесь «всерьез и надолго». Неслучайно так велик интерес в среде россиян, проживающих в КНР, к наследию белой эмиграции. Как неслучайно и, озабоченность наших экспатов проблемами воспитания подрастающего поколения в условиях чуждой языковой среды. С ростом самосознания переселенцев растет и уровень культурной жизни внутри диаспоры — организуются выставки, экскурсии, концерты, пикники. В свою очередь, богатая эмигрантская история и современная культурная и экономическая активность диаспоры обнадеживают тех россиян, кто задумывается о переезде в КНР. Каково продолжение истории? Вопрос времени. А следить за его воздействием на судьбы, народы и государства, как известно, одно из интереснейших человеческих занятий.

Фото Натальи Сурмач, Марины Павловской. Опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 41, 2009 г.

One Comment

Comments RSS
  1. Я тоже хочу переехать в Китай! Мне очень там нравится! Все думала чем же я буду там заниматься- наверно вязать носки и коврики. Вообщем не из ленивых. Но вот как это сделать? Знакомых нет. Да и до пенсии 3 года. Можно денег подкопить

    By: Инесса . 12.08.2012 . 18:36

    Reply

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>