Комиксы для взрослых

Кино о том, как молодой художник страдает от привязанности к своей подружке и к алкоголю, открывает оптимистичный синопсис: «1970-е годы. Мало кого интересует война во Вьетнаме. Студенческие митинги под «левацкими» лозунгами и алыми знаменами сошли на нет… В обществе воцарились растерянность и апатия… В это время Шин-Ичи Абе, художник, рисующий манга, переезжает в Токио, и становится заметной фигурой в популярном журнале комиксов. Его откровенный стиль, основанный на личном опыте, любви, дружбе, разочарованиях и подозрениях, был свеж и прекрасен, во многом благодаря Мийоко, его музе, которая вскоре стала его женой». Фильм «Мийоко» японского режиссера Йосифуми Цубота вызвал у российской публики неоднозначную реакцию — на последнем международном кинофестивале во Владивостоке во время премьерного показа несколько зрителей покинули зал… видимо, некоторые сцены показались им излишне вызывающими. Однако режиссер ничего страшного в своей работе не видит, будь его воля, он порекомендовал бы фильм к просмотру детям.
— Правда, что в Японии все помешаны на комиксах?
— Да, они, действительно, у нас очень популярны. Но герой фильма рисовал не такие комиксы, которые все знают: про Сейлор Мун или Пикачу, — его истории основаны на реальных сюжетах, настоящих человеческих характерах. Такие комиксы нетипичные, их трудно выделить в особый жанр манга, хотя, на мой взгляд, у этого стиля много особенностей. От остальных манга его отличают реализм и драматизм, а также — большое количество главных героев.

— А вы любите манга?
— Обожаю. И часто покупаю. Я ведь вырос на манга: мой отец раньше сам их рисовал.
— Как вы думаете, манга — это просто развлекательные комиксы или серьезное искусство?
— Основную массу продукции в стиле манга составляют популярные комиксы для детей. Однако время от времени появляются серьезные вещи очень высокого художественного уровня.
— На фильме «Мийоко» стоит ограничение «до 15 лет». Насколько ваш фильм «для взрослых»?
— Действительно, ограничение по возрасту есть, но лично я не вижу причин для этого. Моей дочке три года, она видела фильм полностью, и я не вижу в этом ничего плохого.
— Да-а, у японцев особое отношение к эротике и сексу. Хентай, например…
— Что? Хентай? Вы знаете, что такое хентай?! Вау!
— Да, у нас даже в одном из кафе лежат книги с японским хентаем.
— Порнография?! Да, у нас в фильме есть откровенные сцены. Обнаженная женщина… ее кожа так хорошо смотрится на экране! Но я чувствую границу дозволенного. Я себе позволил в фильме только то, что я мог себе позволить.

— Мийоко — это муза художника. А у вас есть муза?
— Да, есть.
— Кто, если не секрет?
— Секрета нет. Конечно, это моя девушка. У вас, наверно, тоже есть молодой человек, и он вас вдохновляет.
— Меняется ли идеал женской красоты в Японии под влиянием западной культуры?
— Американизация, пожалуй, повлияла вот на что — «идеальная» женщина стала выше ростом. Но хочу заметить, что действие фильма происходит в 1970-е годы, и, соответственно, актриса выглядит и ведет себя так, как принято было в то время. У каждой эпохи свои стереотипы на тот счет, как должна выглядеть женщина. Например, в прошлом считалось, что женщина должна сидеть дома. Но мир меняется, и Япония не остается в стороне.
— Фильм «Мийоко» принимал участие в солидном Роттердамском кинофестивале. Как все прошло?
— Ничего не дали, но нам очень понравилось. Это был хороший опыт.
— Во Владивостоке рассчитывали на победу?
— Мы, если честно, об этом сильно не переживаем. Хотя, если бы выиграли гран-при, наверное, устроили бы грандиозную вечеринку и праздновали до утра. Мы понимаем, что это все-таки международный фестиваль, такой уровень, как ни крути. Главное для нас — это возможность обменяться опытом, увидеть и узнать что-то новое.
— Как вы относитесь к критике и похвале?
— Похвала — это приятно. А на критику не обращаю внимания.
— Какие особенности японского кинематографа отличают его от мировых киношкол?
— Большая привязка к духу времени. К примеру, фильмы о самураях, и вообще историческое кино, сильно отличаются от фильмов для молодежи. В западном кино деление на жанры не такое догматичное.
— А что, на ваш взгляд, характерно для российских фильмов?
— Я не большой поклонник русского кино, и не смотрел достаточно, чтобы выделить какие-то особенности. Но я очень люблю фильм «Кин-дза-дза». А вообще все европейское, и в частности русское, кино с нашей, японской стороны кажется очень поэтичным. Прямо такая поэзия в картинках.
— Где вы нашли деньги для съемок фильма?
— Мой фильм о героях комиксов манга, поэтому именно издательство комиксов его и профинансировало. Для японцев это нормальная практика. К тому же потребовалась не такая уж большая сумма, фильм-то у нас низкобюджетный.
— Что сейчас в проекте?
— Экранизация сюжета из театра Кабуки. Гейши и все такое…
— И последний вопрос. Как вы едите натто — эти жуткие ферментированные бобы?
— У вас тоже, наверное, есть невкусные для нас блюда. У вас просто другие ощущения на языке. А мы очень любим натто. И соленые сливы — умебоси! Ммм!

Йосифуми Цубота, 36 лет. Родился в Йокогаме. Дебютный короткометражный фильм «Big Spectacle», сделанный во время обучения в Художественном университете города Тама, получил гран-при фестиваля Image Forum Festival в 2000 году. Первый большой фильм «Dawn Gray» он снял в 2002 году при поддержке компании Image Forum. Также работал в нескольких картинах в качестве художника-постановщика. В настоящее время занимается производством рекламы, видеоклипов, работает в области «V-cinema» (малобюджетные картины, близкие к видео зарисовкам). Пишет романы.

Фото предоставлено VIFF. Опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 47, 2011 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>