Коварство и любовь по-удэгейски

История Приморья корнями глубоко переплетена с древней историей Востока. Одна из легенд удэгейцев рассказывает о том, как их предки жили на территории современного Приморского края во времена Золотой империи чжурчжэней. Предание о царе Куань-Юне, которого удэгейцы называли Сагди Куаюн и считали своим предком, описано в китайских хрониках, российские этнографы узнали о нем от местных жителей более ста лет назад. Один из самых любопытных вариантов этого предания записал в 1969 году доктор исторических наук Анатолий Старцев. История, которую рассказал ученому 75-ти летний удэгеец Зинзай Пеонка, содержит массу интересных сведений и поражает своей дикой красотой.

В Малой Кеме есть крепость. Построили русские на том месте дом, легли спать и слышат, что кто-то в бубен бьет и пляшет. Вышли — никого нет. Легли вновь спать, и снова кто-то в бубен бьет и пляшет. Так продолжалось каждую ночь. Тогда русские разобрали дом и переселились в другое место. А играли в бубен и плясали души, которые были побиты там в войне с сильными сородичами.
Это было очень давно. Там, где теперь Сучан, недалеко был город, в котором жил удэгейский царь Сагди Куаюн. Это был уже очень старый, вредный и жестокий человек, большой любитель молодых и красивых женщин, которых силой или обманом забирал к себе во дворец. По соседству, там, где теперь располагается город Уссурийск, находилось другое царство, которым управлял племянник Сагди Куаюна. Он был добрый, умный, могущественный и справедливый. У него было две жены, обе красавицы: старшая жена была очень смелая, рассудительная и дальновидная, а младшая — умная и веселая. Правитель очень сильно любил своих жен и гордился ими. Когда сучанский царь Сагди Куаюн узнал, что его племянник взял вторую, молодую, жену и что она обладает не только большой красотой, но и умом, он решил любыми средствами овладеть ею. С тех пор он стал проявлять к своему племяннику только видимость хороших отношений, а на самом деле готовил ему погибель.
Однажды Сагди Куаюн пригласил племянника вместе с женами в гости принять участие в большом празднике. Племянник, ничего не подозревая, отправился с младшей женой и небольшим отрядом воинов на Сучан, а старшую жену оставил дома управлять хозяйством. Сагди Куаюн с внешней добротой и почестями встретил их. Во время пира он старался угождать своему племяннику и его жене. После праздника хозяин проводил гостей за пределы крепости и отправил для безопасности свою личную охрану. В этом-то и заключалась беда, потому что Сагди Куаюн приказал своей охране убить племянника, когда они выедут за пределы Сучана, а его жену привести обратно. Воины Сагди Куаюна так и сделали. Отъехав от Сучана на значительное расстояние, они неожиданно напали на охрану уссурийского правителя. Все произошло настолько быстро и неожиданно, что никто из гостей не успел даже обнажить свои мечи. Все воины вместе с правителем были убиты. После этого воины Сагди Куаюна предложили жене уссурийского правителя следовать за ними в Сучан.
Поняла красавица, что из-за нее был убит муж, и вспыхнула в ней ненависть и злоба против Сагди Куаюна. Но она сдержала себя и, как будто ничего не случилось, дала согласие ехать, но с условием, что она отпустит коня своего мужа, чтобы конь привел людей к телу погибшего правителя, которого согласно традиции должны были похоронить на той земле, где он управлял. Старший охраны согласился, потому что правитель был убит не во владениях Сагди Куаюна, а на территории другого царства, враждовавшего с уссурийским правителем. Получив разрешение попрощаться с конем, красавица укусила свой палец и незаметно для воинов начертала несколько слов на седле. Она написала, кто виноват в смерти мужа и кто ее похитил. После этого она отпустила коня на волю, и он по привычке побежал в сторону дома.
Когда воины, принимавшие участие в убийстве, тайно привезли красавицу в крепость, Сагди Куаюн оказал им большие почести и затем стал приглашать в свою казну по одному человеку якобы для одарения их деньгами. Воины без опаски заходили к Сагди Куаюну за наградой. Но, как только очередной заходил к правителю, Куаюн собственноручно отрубал ему голову и, оттащив тело в сторону, приглашал к себе следующего. Так Куаюн уничтожил свидетелей убийства своего племянника и радовался, что теперь никто не узнает правду. Но это было не так. Конь, отпущенный женой убитого правителя, вскоре достиг его владений. Когда коня расседлали, то увидели на седле слова, написанные кровью. Прочитав их, люди узнали о вероломстве Куаюна и решили ему отомстить. Войско возглавил близкий родственник. Он двинулся с воинами на Сучан, чтобы выручить свою правительницу и уничтожить Сагди Куаюна.
Последний, узнав, что на него движется войско, направил свое войско, и вскоре между ними состоялась великая битва. Кровь с обеих сторон лилась ручьями и превращалась в большие реки. Но, приехавшие мстить, сражались за правое дело и это помогало им в битве. Они освободили пленницу. А войска Сагди Куаюна стали отступать и вскоре обратились в бегство. Они строили укрепления, но уже не могли спасти создавшееся положение. Он все дальше и дальше уходил от преследователей. Вместе с воинами отступали и их семьи. В стане Куаюна начались голод и болезни. Это мешало движению войск, поэтому царь приказал убивать больных и старых людей. Некоторые воины открыто выступили против этого приказа, но тут же поплатились жизнью. Один молодой воин, очень любил своего отца и ценой своей жизни решил спасти его. Посадил отца во вьючный мешок и возил его на своем коне вместо одежды и продовольствия. Ночью, когда все засыпали, юноша тайком выпускал отца из мешка, кормил его и проклинал судьбу, а отец, как мог, утешал его.
В разгар лета войска Сагди Куаюна, спасаясь от преследователей, приблизились к морю, на горизонте которого виднелся большой остров (Сахалин). Чтобы спасти свою жизнь и воинов, Куаюну необходимо было перебраться на остров, но было не на чем. Тогда жестокий и свирепый старик посылает к морю одного воина, чтобы тот посмотрел, не замерзло ли оно. Воин сходил к морю, омыл в теплых волнах руки и, вернувшись, доложил, что море не замерзло. Тогда Куаюн приказал отрубить ему голову и тут же послал другого воина с тем же поручением. И этого воина постигла та же участь, что и первого. Вскоре многие воины были убиты и наконец очередь дошла до юноши, который прятал в мешке своего отца. Получив приказ, юноша загрустил и пошел к отцу прощаться. Узнал отец, в чем дело, и посоветовал обмануть Куаюна. Сын выслушал совет отца и отправился к морю. Солнце стояло высоко, ожидалась нестерпимая жара. Огорченный воин повернул обратно. Как ни тихо он шел, а вскоре оказался около своего правителя. «Замерзло ли море?» — с надеждой спросил Сагди Куаюн. «Да», — ответил юноша и испугался своего обмана. Все воины, услышав эту новость, пришли в большое возбуждение. Они сразу поверили, что море действительно замерзло, потому что в мыслях не допускали того, молодой воин мог обмануть царя.
Сагди Куаюн знал, что летом море не может замерзнуть, но он знал из мудрых книг и то, что если чего-нибудь захочет весь народ и поверит в возможность осуществления своего желания, то это обязательно сбудется. Так как воинам Куаюна уже была внушена мысль, что море должно замерзнуть, обман юноши заставил их поверить в это, и море действительно замерзло. Куаюн тут же отдал приказ идти к морю. Когда люди подошли к нему, то увидели, что оно покрылось толстым льдом. Весь отряд благополучно перешел на остров. Молодой воин шел последним, ведя под уздцы своего коня. Оглядываясь назад, он замечал, что за ним тут же таял лед и плескалась вода. Когда все воины перешли на остров, Куаюн подозвал юношу и спросил его: «Кто научил тебя сказать, что море замерзло?» Юноша рассказал о своем отце. Тогда царь наградил молодого воина и издал указ, чтобы больше не убивали стариков.
Через несколько лет Куаюн совсем состарился. У него выпали все зубы, и ему нечем было жевать пищу. Тогда жители поселения начали каждый день жевать еду и давать ее царю. Сагди Куаюн все съедал и говорил, что лучшей еды нет. С тех пор у удэгейцев пища, пережеванная другими, стала считаться самым лучшим угощением дорогого гостя. Чем почетнее гость, тем больше людей должно привлекаться к пережевыванию пищи.
Как ни долго жил Куаюн, но и к нему наконец пришла смерть. Когда люди узнали, что Куаюн умер, они собрали все его книги и сожгли, а вещи поделили между собой. Сжигая книги, воины думали, что без них не будет больше такого жестокого царя. После смерти Куаюна все его собаки превратились в волков, а кошки в рысей, которые бегают по тайге и в наши дни. А воины бывшего сучанского правителя вернулись с острова на большую землю и увидели, что города все разрушены, везде на большом пространстве нет ни одной живой души. Тогда люди Сагди Куаюна в поисках людей небольшими группами разошлись в разные стороны, но кроме диких зверей никого не встречали. Но как-то одному воину удалось встретить одинокую девушку, и от них появились удэгейцы, которые постепенно распространились по рекам Иман, Бикин и Уссури.
Опубликовано в сокращении по изданию: А.Ф. Старцев, «Наследник» Золотой империи», Дальнаука, Владивосток, 2007.

Иллюстрации Инги Букреевой. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 39, 2009 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>