КВАКВА

В тот далекий апрель 1986 года сильный юго-западный ветер дул над островом Беринга две недели, почти не переставая. День за днем стремительные темные тучи цеплялись за низкие сопки своими рваными краями и приносили нескончаемые осадки, называемые в сводках то «мокрый снег», то «снег с дождем».
Хрипловатое поселковое радио, которое не полагалось выключать ни днем, ни ночью из-за угрозы цунами, бодро сообщало, что «…циклоническая активность на Курилах, Камчатке и Командорских островах сохранится еще по меньшей мере неделю…» и «сила ветра в порывах будет превышать 30 метров в секунду». Местные жители привычно ругали затяжную холодную весну, промозглую и ветреную командорскую погоду, отмену авиарейсов и возможную задержку первого в эту весну пассажирского парохода. «Ничего не поделаешь, шалагугах», — мрачно изрекал кто-нибудь из «знатоков» местного, алеутского, языка. Языковедческие познания «знатока» обычно не простирались далее десятка слов. В быту на алеутском уже давно никто не говорил, кроме нескольких стариков и местной учительницы, но что значит «шалагугах», знали, пожалуй, все жители острова. Трудно было подобрать слово русского языка, более всего подходящее тому, что творилось в это время в природе. В нем звучали вой ветра, грохот шторма, первобытный страх перед непогодой, уважение к ее необузданной силе. Последний циклон уходил на север, когда мне позвонили из рыбинс-пекции.
— Мы тут птицу на берегу поймали. Определили — кваква обыкновенная. Не хочешь повозиться? Нам сейчас не до нее, и держать негде. Сидела на лайде (ла́йда ж. с финского арх. прибережная мель, обнаженная отливом; камч. береговая полоса, между большою и малою водою) вместе с чайками. Слабая, только подлетывала, но все равно побегать пришлось по камням, пока догнали. И клюется здорово. А уж орет — ну просто ангельский у птички голосок… Тут главное с ее кормежкой определиться.
Кваквы, птицы из семейства цапель, никогда не водились на Командорских островах и на ближайшей к островам Камчатке. Это южная птица, и на российском Дальнем Востоке гнездится только в Приморье, а к зиме улетает в Юго-Восточную Азию или Индию. В дикой природе острова Беринга, да еще и в апреле, шанса выжить птица не имела. Ей нужны лягушки и прочие земноводные, мелкая рыбешка, водные насекомые, теплые водоемы, заросшие тростником берега. Наши тундровые озерки, оттаивающие в июне, и холодное морское побережье никак не подходили для гостьи из субтропиков. Но злая, насмешливая весенняя Шалагугах притащила южную птицу и бросила на просторах покрытой снегом тундры. Многие сотни километров пролетела кваква, прежде чем опуститься на неприветливое и холодное морское побережье. Нам оставалось всего ничего — придумать, как и чем кормить ослабевшую после длительного перелета птицу. Навигация открывалась примерно через месяц, но и этот месяц надо было как-то продержаться.
Забрав взъерошенную птицу из инспекции, я напросилась в школьную теплицу, чтобы сделать и поставить там клетку. Детям интересно, к тому же я очень рассчитывала на их помощь в деле прокорма птицы.
Создав из звероводческой сетки просторную клетку, мы оставили в ней безучастную квакву и отправились на поиски подходящей еды. Но… Мелкой рыбешки не было ни в магазинах, ни на кормокухне зверофермы. Подледная ловля гольца давно закончилась, до подхода мойвы, или, по-местному, уйка, было еще далеко, а в море как поймаешь? Вряд ли кто-нибудь согласится выходить на барже в неспокойную после длительных циклонов бухту для залетной птички мелкой рыбки половить. Рыболовецкая культура острова заключалась в основном в сезонном лове красной рыбы, идущей в реки на нерест. Конечно, любительская рыбалка была развита очень хорошо: удочки, спиннинги, морские снасти на терпуга и палтуса, сети для прибрежного лова. В общем, мы были полны надежды и решимости. Что-нибудь придумаем!
Детская команда пообещала мне решить вопрос с пропитанием кваквы. Чтобы поселковые дети рыбы не добыли — да не может быть того! И уже к вечеру мне принесли здоровенную треску, пойманную на блесну у пирса, прошлогоднюю мороженую красную рыбу и красную икру из чьих-то домашних запасов, несколько небольших гольцов с еще недавнего подледного лова и изрядную горсть рачков-бокоплавов и мелких моллюсков, собранных по отливу с прибрежных камней.
— Чикичи и чимиги, — дети с гордостью сообщили мне местные названия принесенных моллюсков, — или алеутские семечки! Ей понравится.
Квакве было предложено блюдо с кусочками рыбы разных цветов и размеров, украшенное красной икрой, бокоплавами и моллюсками. Отдельно в таз налили воду — все же околоводная птица. Наутро вода была разлита, а кваква сидела на коряге под самым потолком клетки и выглядела воинственно. К деликатесному подношению она не притронулась…
Следующие несколько суток, здорово надоедая сотруднице теплицы бесконечными визитами и детской беготней, мы всеми возможными способами пытались накормить упрямую птицу. Ставили таз с водой и кидали туда кусочки рыбы, прятали эти кусочки среди водорослей, приносили камни с ракушками и ракушки отдельно, вымачивали в воде красную икру, — но на все меню, которому позавидовал бы и хороший китайский ресторан, птица смотрела с непревзойденным равнодушием. Наконец мы попытались накормить ее насильно, но из этого ничего хорошего не вышло. Прошла неделя, а кваква все еще не желала есть, хотя пила. Вредная птица словно решила непременно умереть на чужбине — назло всем доброжелателям.
В один из дней кто-то из мальчишек принес связку свежей камбалы, точнее — мелких, размером в ладонь, камбалешек, пойманных на самодельную острогу. Нарезав рыбу пластинками, я без особой надежды на успех стала кидать их в таз с водой. Поблескивая чешуей и раскачиваясь в воде, кусочки медленно тонули, ложась на дно то светлой, то темной своей стороной. И вдруг… кваква преобразилась. Подобралась, склонила голову набок, остановившись своим ярко-оранжевым, почти красным глазом на плошке с кусками рыбы. И в ту же секунду, словно опомнившись, что нельзя давать врагу повода торжествовать раньше времени, потеряла к моим новым кулинарным изыскам всякий интерес. Втянула голову в плечи и прикрыла глаза. Не дождетесь! Гвардия умирает, но не сдается!
Но мне и этого мгновения оказалось достаточно. Как же это я раньше не догадалась? Взяв ножницы, я принялась за художественную выкройку рыбы по рыбе. Брюшной плавник камбалы превратился в хвостовой, остальные плавники наметились с помощью ножниц. Для большей достоверности я даже провертела подобие глаза там, где у этой импровизированной рыбки должна быть голова. Покрытая с двух сторон чешуей мелкая рыбешка, почти как настоящая, покачивалась в воде, но кваква сидела, как каменное изваяние и не шевелилась. Ладно, делай что хочешь. Ты птица ночная. А я ухожу.
Наутро кваква сидела в той же позе, что и накануне. Сгорбленная старая дева в черном берете, с накинутой на приподнятые плечи серой шалью, профиль гордый, глаза неподвижны. Но… нарезанных рыбешек не было! Это была победа. Теперь мы знали, чем кормить упрямую заморскую гостью.
Увидеть, как кваква расправляется с выкроенными из камбалы рыбешками, нам не удалось ни разу, но утром из таза с водой неизменно исчезала значительная их часть. Тем временем пришел первый в этом году пароход. Сотрудники будущего елизовского зоопарка, а тогда — всего лишь школьного живого уголка, заверили меня по телефону: «Привозите, мы уже приготовили для нее подходящее местечко. А с рыбой, раз она начала есть, проблем не будет. Думали вначале птицу вашу в природу отпустить, но орнитологи уверяют, что если и выпускать ее — то везти на пару тысяч километров южнее…».
На теплоходе кваква, надежно устроенная нами на палубе, вела себя совершенно невозмутимо и прекрасно перенесла сутки морского перехода. А в зоопарке ее уже ждали просторная вольера с большой корягой, личный бассейн и изрядная порция свежей рыбы.
Осенью я заглянула в зоопарк ее проведать. Она неподвижно стояла на своей коряге и смотрела на меня и на весь мир, не моргая и не шевелясь. Птица явно считала, что так ее никто не заметит — даже злая ветреная Шалагугах, однажды круто изменившая ее судьбу.
Текст Инны Липилиной
Фото ГПЗ «Ханкайский», опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа»№50, 2011 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>