Мастер Чэнь. Любимая мартышка дома Тан

«Нашего полку прибыло», — утверждает обложка от имени Бориса Акунина. Не верить ей нет оснований — хотя бы потому, что роман «Мастера Чэня» (на самом деле — востоковеда Дмитрия Косырева) действительно походит на книги Акунина: детективным сюжетом, дальневосточным колоритом, эрудицией автора. Но сходство лишь формально. Детективная интрига — вовсе не главное у Мастера Чэня: временами она попросту теряется на грандиозном полотне, любовно, со знанием дела, описывающем жизнь Китая VIII века. Здесь найдется место философскому трактату, исторической хронике, эротике, поэзии, «травелогу». И пусть на дворе — раннее средневековье, а главный герой — уроженец Самарканда — ничто не кажется чуждым, далеким и непонятным. Так что, возможно, замахнувшемуся на лавры Акунина писателю удастся допрыгнуть и до самого Умберто Эко.

«Но в наше время удивляться чему-либо вряд ли следует. Время стало другим. Мы живём совсем в другой империи, чем наши деды или прадеды. Поднебесная — дом всех народов. Когда она была такой? Никогда. Здесь есть место тюрку, и согдийцу… и вообще гостям со всего мира».

Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 35, 2008 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>