Неизвестный друг Депардье

Весной во Владивостоке побывал Фредерик Обюртен, один из авторов фильма «Париж, я тебя люблю». При поддержке посольства Франции в России режиссер представил публике уже полюбившееся многим коллективное творение (часть Обюртена — это история в Латинском квартале, где в ресторане с Жераром Депардье в качестве гарсона пожилые супруги обсуждают давно назревший развод), а также две собственные полнометражные картины: десятилетней давности «Мост между двух берегов» с Жераром Депардье и только что снятую комедию «Очень специальный репортаж» с Жераром Ланвеном и Жераром Жюнье. История о профессионалах, которые, попав в поток сложных обстоятельств, вынуждены дурачить публику.
Оторвавшись от обеда с местными парвеню, удачливый режиссер с гордостью заявил, что тот, кто начал карьеру в качестве ассистента классика — Франсиса Вебера, а сегодня приглашает в свои картины звезд первой величины, — тот и делает лучшее французское кино.
— «Очень специальный репортаж» — залихватская комедия, которая касается реальной трагедии — войны в Ираке. Репортеры выдумывают «свежие новости» о страданиях иракцев, находясь в центре Парижа, разыгрывают из себя заложников террористов и т.п. Моральное право на подобные шутки в кино дает то же культурное пространство, которое манипулирует массовым сознанием?
— Наш фильм как раз против такой манипуляции. Все зависит от того, как подать материал. Мы, конечно, отдавали себе отчет в том, что обращаемся к острой проблеме. Чтобы совместить юмор и терроризм, пришлось потратить много сил и времени. Был написан прекрасный сценарий, приглашены одни из лучших французских актеров, и, думаю, нам удалось выбрать верный тон для комедии. Но цель фильма — не смех и, даже, не конкретные события современной истории. Мы показали, как СМИ формируют мифы, как народ слепо верит власти, но сделали это хитро. Мы ведь не анархисты. В фильме много комичных эпизодов, и зритель, пришедший в кино для развлечения, получает то, что он ожидал. Однако после фильма он всерьез задумывается. А действительно ли нам говорят правду? Что стоит за действиями правительства? Мне было важно задать такие вопросы, но сделать это не напрямую.
— Из-за быстрого ритма и обилия шуток фильм теряет в кинематографичности — внимании к категориям пространства и времени — и приобретает качество рекламного ролика, не так ли?
— Нет. Скорее это — хорошая динамика и легкость, без которой фильм вызвал бы неприятные ощущения.
— Как приняли его во Франции?
— Очень тепло. Даже журналисты. А ведь снимать картину, высмеивающую СМИ, — в наше время это равносильно самоубийству. Вообще-то, я ничего не имею против журналистов. Скорее, наоборот. Просто я хорошо знаю тему, потому что сам вырос в семье репортеров.
— «Французская комедия» — это уже, наверное, особый жанр кино, и ваш фильм, снятый, как вы заметили в «лучших традициях», тому подтверждение. Что происходит с жанром сегодня?
— Сложно сказать. Как всегда из объема некачественной продукции можно выделить несколько достойных работ. Например, мой фильм… В будущее я смотрю с оптимизмом: французы способны делать остроумные и легкие вещи, показывая героя, которому присущи человеческие черты — как достоинства, так и недостатки.


— Депардье, Ланвен, Жюнье… Как вам удается привлекать к сотрудничеству таких известных актеров и как вы с ними управляетесь?
— С некоторыми, как с Жераром Депардье, меня связывает давняя дружба, поэтому никаких проблем не возникает. Напротив, Депардье мне всячески помогал и помогает. В отношениях между режиссером и актером много составляющих, но главное — это вопрос доверия. Меня ценят за то, что я могу работать со сложными актерами. Я считаю, что звезда — это звезда, а роль режиссера сводится к профессиональному выполнению своей части работы. Если меня что-то и не устраивает, я не буду доказывать это через силу. У меня другие методы: я всегда могу вырезать непонравившийся кусок при монтаже.
— Вопрос как к автору «Париж, я тебя люблю». Французы действительно любят свою столицу? В России подобное признание могут сделать разве что москвичи.
— У нас в чем-то сходная ситуация. Провинция всегда завидует столице. Жителям провинции неприятно думать о себе, как о провинциалах. Но у Франции и России разные модели развития. У Парижа более долгая столичная история, чем у Москвы. Не говоря о других отличиях между нашими государствами. Как бы то ни было, граждане Франции относятся к Парижу с уважением, — и гордятся им как символом национальной культуры.

Фото Надежды Прожериной. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 40, 2009 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>