О, Калан, ты кажешься мне мудрым!

Морской «человечек»

Его имя у аборигенов Камчатки — калан, кавáун — у японцев, морской бобр или морская выдра — у русских, sea otter — у англичан. Их самоназвание не известно человеческому племени, но если понаблюдать за этими морскими млекопитающими хотя бы несколько дней, возникает ощущение, что лучше бы назвали каланов — морскими людьми.
Алеуты, коренные жители островов, окаймляющих Берингово море с юга, в своих легендах наделяли калана человеческими чертами. Старики на командорском острове Медный рассказывали о каланах следующее: «Жили когда-то брат и сестра. Любовь между ними была такой сильной, что переросла в супружескую. Когда об их запретной связи узнали в племени, влюбленные не вынесли позора и бросились со скалы в море, но не погибли, а вынырнули каланами. Есть варианты этой легенды, в которых говорится о браке между матерью и сыном, теткой и племянником. По верованиям алеутов, потомки кровосмесительных браков обретают зверский облик оборотней, но не злых, а таких милых человекоподобных, как каланы.
Симпатии к этим зверям сублимировались в художественном творчестве. Алеуты вырезали каланов из кости и использовали в качестве амулетов охотничьей удачи. Такое внимание к образу животного объяснимо: калан издавна играл важную роль в жизни коренного населения северных побережий Тихого океана, главным образом алеутов. Шкура его шла на изготовление одежд и на утепление жилищ, мясо считалось вкусным блюдом, некоторые части тела применялись для врачевания, а кости служили для украшений и игр.

Портрет на память

Каланы — хищники из семейства куньих, но, в отличие от куниц, их жизнь строго связана с морем. Внешне они чем-то похожи на речных бобров: плотное, коренастое тело, ластообразные лапы, сильный хвост. Мордочка смахивает
на миниатюрного медведя — округлые, почти незаметные ушки, некрупные, широко расставленные глаза и большой виннипуховский нос. Дополняют образ длинные и густые усы. Длина тела взрослого животного — 1—1,2 м, плюс хвост около 30 см. Самки весят до 30 кг, а самцы – до 40. Природа одарила каланов шелковистым мехом, который сыграл роковую роль в их истории. Окраска их шерстки варьирует от рыжей до почти черной. По мере старения на морде
и загривке выступает густая седина, совсем как у людей. У калана, в отличие от других морских млекопитающих, нет толстого жирового слоя, его функцию выполняет густой мех. Теплоизоляции способствует шкура, на несколько размеров превышающая величину тела. Благодаря таким хитрым приспособлениям калан может поддерживать температуру тела 38°С в ледяной воде.

Каланье царство

Каланы живут в прибрежных водах глубинами до 50 м. Идеально для них — мелководье с изрезанным дном, заливами, бухточками, густо заросшими бурыми водорослями: морской капустой, фукусом, аларией. В таких местах каланы находят обильную пищу и укрытие от наземных и морских хищников.
Ареал каланов охватывает около 11000 километров побережья Тихого океана: от севера Японии до мексиканской части Калифорнийского полуострова через Сахалин, Курилы, Камчатку, Командорские и Алеутские острова перекидывается к западному побережью Америки.

Гастрономия

Любимая пища каланов — морские ежи, двустворчатые и другие моллюски. Когда выпадает удача, каланы в больших количествах ловят осьминогов, любят полакомиться крабами и раками-отшельниками. Рыба, как более сложная добыча, достается реже, а может, калан просто предпочитает более изысканную морскую дичь? Бывает, что приходится есть вегетарианскую пищу, но такая еда для хищника малопитательна. Калану недоступны большие глубины: акваланга не изобрел, а под водой без воздуха может находиться не больше 3—5 минут, да и пищи на глубинах больше 60-ти метров, на которые он может нырнуть, мало. Чтобы собрать добычу, калан пользуется не только ртом, как это делают тюлени, но и проворными передними лапами. Обнаружив друзу мидий, калан энергично колотит по ней лапой, пока не оторвет. Морских ежей хватает сразу штук по 5—6 и с наслаждением поедает, укладываясь на поверхности, кверху животом. Пока управляется с одним ежиком, остальные лежат в подмышках. Прежде чем начать есть, повертит ежа в передних лапах, обломает иглы, потом надгрызет панцирь и вылижет содержимое. В число столовых приборов у каланов входят камни, поднимаемые со дна, когда нужно. Способ применения их таков: если наружный покров дичи слишком твердый, камень кладется на грудь, а добыча колотится об него, пока не треснет. Иногда и наоборот, можно поколотить камнем о добычу, лежащую на груди, как на столе. И совсем как первобытный человек, калан использует камень для отрывания моллюсков от скал.
Рыбу калан тоже ест с человеческими привычками. Тюлени, например, заглатывают рыбу с головой, а калан — не заглатывает крупную рыбу целиком, а разделывает по частям, выбрасывает голову и позвоночник.

Распорядок дня

Каланы просыпаются с солнцем, и сразу начинают заботы о пище: ныряют до полудня, прерываясь только на короткие передышки и чистку меха. После сытного обеда следует сиеста: завернувшись в водоросли, каланы засыпают на часок — жирок завязать. Потом — послеобеденная охота, игры. Изредка калан выходит на берег обсохнуть.
Очень много внимания калан уделяет чистке и укладке своего необыкновенного меха. На эту процедуру он тратит примерно одну десятую дневного времени, в результате идеально ухоженный мех насыщается воздухом и «работает» под водой, как воздушная и теплозащитная подушка.
Часам к 3—4 дня утомленные каланы снова засыпают, теперь уже часа на полтора, затем снова пробуждаются и снова ныряют, едят, играют до захода солнца.

Калан калану друг, товарищ и брат

В манере поведения каланов есть еще одна привычка, похожая на человеческую и отличающая их от других морских млекопитающих: все, что они делают на поверхности воды, они предпочитают делать лежа на спине. Так они едят, спят, умываются и воспитывают детей.
В некоторых случаях для сна каланы используют довольно оригинальный способ — обертываются в водоросли, что помогает не быть унесенными течением. Поскольку каланы — существа социальные и все делают сообща, племенем, так сказать, их групповой отдых на водорослях выглядит со стороны уморительно: морской народец обернулся в одеялки, повернулся в одном направлении, по течению, и мерно покачивается, видит сны.
В целом, калан хоть и хищный зверь, но существо мирное и компанейское. Исследователи заметили, что в неволе одинокий калан погибает даже в хороших кормовых условиях, а вот пару каланов содержать довольно легко, если место содержания соответствует экологической норме. Каланы легко привыкают к людям, хорошо дрессируются и даже выказывают чувство привязанности. Водолазы из команды Кусто не раз забавлялись тем, что угощали каланов всякой вкусной снедью — жирными морскими ежами, крабами, а те с удовольствием принимали дары.
В природе эти существа живут группами до 40 особей. Они терпеть не могут кусаться и драться. Это, конечно, можно объяснить необходимостью беречь меховой покров, от которого зависит жизнь, а можно — исключительным миролюбием. Советский натуралист Мараков описал один случай, когда одинокий калан приблизился к чужому стаду. Ученый ожидал увидеть, что пришельца безжалостно прогонят, однако тот поприветствовал своих соплеменников кивком головы и все. Никаких угроз, враждебных жестов, никаких боевых воплей! А сотрудник ТИНРО Перлов был свидетелем такой сцены. Группа самцов мирно спала в бухточке одного из Командорских островов. Вдруг со стороны моря появился еще один калан и направился прямо к ним. Подплыл, схватил первого попавшегося за баки, посмотрел на морду, отбросил, затем поплыл к следующему. Таким манером калан перебрал несколько собратьев, причем те сна не прерывали — так и продолжали мирно посапывать на воде… Когда наконец он нашел, кого искал, то успокоился и устроился спать рядом.
У каланов развита взаимопомощь, какую назвать инстинктом даже язык не поворачивается. Промысловики во время охоты наблюдали, как здоровое животное, рискуя собой, пыталось утащить раненого сородича.
Еще один штрих к портрету необычного зверя: каланы могут чувствовать музыку. Известный ученый Барабаш-Никифоров утверждает, что определенные мотивы (преимущественно джазовые) вызывают в поведении каланов резкую реакцию — лежащие на суше животные бросаются в воду и кувыркаются в ней, пока звуки не смолкнут. Такой вот человекоподобный зверь этот калан.

Интим и потомство

Самки и самцы каланов держатся обособленными группами. Только в период гона отделяются от своих группировок, чтобы в уединенном местечке предаваться плотским утехам наедине. Брачный сезон у каланов длится в течение всего года, за исключением осени, а ведь считалось, что среди животных с большим периодом вынашивания круглогодичный гон характерен только для обезьян.
Беременность каланих длится до 10 месяцев, и рожают они по одному детенышу весом 1,5—2 килограмма. Между двумя успешными родами проходит 2—3 года. Новорожденный плавает, как пробка, и до трех месяцев передвигается по поверхности воды «правильно», на животе, пока мать не научит его более «разумному» положению. Устав, каланенок отдыхает на брюхе матери. Даже крупный каланий подросток во время отдыха кладет маме голову на грудь.
О потомстве каланы заботятся очень хорошо. Детеныш может оставаться с матерью около года, пока она не научит его делать все самостоятельно. Мать не покидает дитя даже в минуты самой сильной опасности. Описаны случаи, когда ловили молодого калана, и если увозили его вдоль берега с небольшой скоростью, то мать могла в течение нескольких дней преследовать судно, издавая жалобный плач. Исследователи каланов были свидетелями того, как каланиха ухаживала за погибшим малышом, как за живым. В противоположность многим другим животным, самки каланов не отгоняют от себя чужих детей и, при необходимости, принимают на себя их кормление и воспитание.

На карте видно, какой ареал калан занимал до начала истребления, и какой занимает в наше время. Каланы неактивно заселяют новые территории, не мигрируют, и 100 километров открытой воды может представлять для них непреодолимую преграду. По этой причине истребленная некогда колония каланов может больше не восстановиться. Так произошло в Японии и в мексиканской части Калифорнии — там каланов уничтожили полностью, и теперь появление их в этих местах возможно только при проведении дорогостоящих программ искусственного переселения, требующих восстановления благоприятных для них условий обитания.

Человек калану волк

У калана было мало врагов, только киты-убийцы (косатки) и акулы, пока самому жадному хищнику не приглянулся его мех. В результате — чудесный зверь чуть не исчез с лица планеты, как это произошло с дронтом, стеллеровой коровой и многими другими истребленными видами животных и птиц.
Первыми европейцами, которые заинтересовались каланом с чисто «шкурным» интересом, были испанские негоцианты, которые в 1733 году купили шкурки диковинного животного у индейцев южной Калифорнии и были потрясены. Их потрясение в 40-е годы XVIII века передалось остальным жадным до пушного золота европейцам.
Русские о морском бобре узнали в результате трагической экспедиции Витуса Беринга, задуманной еще Петром I для исследования немаловажного вопроса: какой он — путь в Америку?
Фантастически привлекательная «мягкая рухлядь» бобров даже стала причиной русских исследований западного побережья Америки вплоть до Калифорнии. В 1779 году в северную часть Тихого океана за каланами ринулись англичане, американцы тоже не остались в стороне от международной гонки за легкой наживой.
Итог такой: общими усилиями за два с половиной века (с 40-х XVIII века до начала XX) на Аляске и Алеутских островах было уничтожено около 500 тысяч каланов, а вместе с каланами, добытыми на Камчатке, — около 900 тысяч. И это только оценка по фактически проданным шкурам.
В начале периода истребления каланов число ежегодно сбываемых шкурок исчислялось десятками тысяч, а стоимость их росла в направлении с севера на юг: по 20 рублей (10 долларов) — на Камчатке и 100 рублей (50 долларов) — на китайской границе. Тогда покупательская способность доллара была на порядки выше. А когда каланье племя практически иссякло, шкуры уходили уже не тысячами, а десятками и по баснословной цене: 1000 долларов за штуку. В 1867 году российская императрица продала Аляску и Алеутские острова за 7 миллионов долларов, сей факт тоже имел немалые последствия для численности морских выдр.
Истребление последних из оставшихся каланов было прекращено 14 декабря 1911 года, когда США, Великобритания (владевшая тогда Канадой), Россия и Япония подписали «Конвенцию по охране и защите тюленей с мехом», которая распространялась и на калана. После этого для животного создали несколько заповедников и численность каланов начала медленно расти.

Сколько их?

Популяция калана на Курильских островах в настоящее время насчитывает около 19000 особей, на Южной Камчатке обитает от 2000 до 3500 особей. На Командорах популяция стабилизировалась и держится на уровне 5000—5500 особей. Таким образом, общая численность калана в российской части ареала достигла примерно 27-ми тысяч особей. Всего же в северной части Тихого океана, по оценкам специалиста М.К. Маминова (ТИНРО, Владивосток), насчитывается до 70 тысяч особей. К слову, в последние два десятилетия численность этого вида в США – на всех Алеутских островах и некоторых районах Аляски – катастрофически снижается. На отдельных островах Алеутской гряды популяции каланов сократились на 90%. Судя по всему этот процесс продолжается.
Одной из возможных причин исчезновения каланов считается хищничество плотоядных косаток. Однако, если это предположение верно, то все равно остается открытым вопрос: почему на Командорах, являющихся естественным продолжением Алеут, численность каланов продолжает расти?
Заметное увеличение нашей дальневосточной популяции каланов происходит с конца 1980-х годов. Причины этого связаны с повсеместной многолетней охраной вида, расселением животных на новые территории охотоморского побережья Северных Курил, а также эмиграцией людей с островов. В целом состояние всех популяций калана в российской части его ареала обитания оценивается как благополучное, но пока калан находится в Красной Книге РФ.
Познакомиться с каланом ближе можно в Командорском заповеднике, путь туда, конечно, не близкий, не легкий, затратный, но окупается стократно сильными впечатлений, каких больше не получить нигде.
Редакция благодарит Командорский заповедник за помощь в поиске «портретов» калана.

Текст Евгения Швецова, фото Сергея Загребельного. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 31, 2007 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>