Остров Огненных гор

 

Остров Ява — сердце Индонезийского архипелага. Здесь находится столица страны «тысячи островов» — Джакарта. Но не она влечет сюда людей. Туристы и паломники со всего света устремляются в культовое место — город Джогьякарта или, как его ласково называют сами яванцы, — Джогья. Здесь, у подножья действующего вулкана Мерапи, расположен один из величайших памятников древнего буддийского зодчества — ступа Боробудур.
Мы прилетели в Джогью самолетом из Джакарты. Перелет занял ровно час, еще 30 минут ушло на дорогу до недорогого отеля «Метро», который оказался чудным местечком с красивым внутренним двориком и бассейном под открытым небом. Тут же на ресепшн дого-ворились об аренде джипа для завтрашней поездки к Боробудуру. Вечернюю прогулку по городу отложили до завтра, хотелось выспаться после долгих перелетов из Борнео в Джакарту и далее в Джогью. Но выспаться не удалось….
В пять утра нас разбудил глухой голос муллы, усиленный мощными динамиками, призывающий всех правоверных мусульман к утреннему намазу. Голос слился еще с десятком подобных голосов в единый хор, поющий изо всех мечетей в округе. Несмотря на индуистско-буддийское прошлое, сегодня Индонезия на 90% — мусульманская страна, и утренняя и вечерняя молитва для индонезийца так же естественна, как, скажем, утренний душ для европейца.
Вдоволь налюбовавшись с крыши гостиницы красотами утренней Джогьи, мы дождались восьми утра и отправились на экскурсию. Наш водитель, он же гид, неплохо говорил по-английски. Первое, о чем он нам рассказал, несколько раз повторив слово terrible (ужасный), это недавнее землетрясение в Джогье, вызвавшее мощное наводнение. Вскоре мы все увидели собственными глазами. Дома вдоль реки, служившей границей между Джогьей и соседней провинцией, были разрушены и завалены илом. Велись восстановительные работы. Наш джип все время обгонял грузовики, вывозящие ил и обломки домов с мест разрушений.
Мы притихли. Подумалось о том, что мы прибыли в страну, где землетрясения и извержения вулканов бывают так же часто, как у нас в Приморье циклоны и тайфуны. А ведь мы двигались навстречу Огненной горе — вулкану Мерапи (2911 м), расположенному в тридцати километрах от Джогьи. Этот вулкан дымит почти каждый день и считается опаснейшим вулканом на планете. В XIV веке Мерапи полностью засыпал пеплом знаменитый Боробудур, да тот так и простоял вплоть до XIX века, пока его случайно не нашли европейцы.
Интересно, что история повторного рождения Боробудура схожа с историей возвращения из небытия другого памятника древнего зодчества — храма Ангкор Ват в Камбодже. Как там, в конце XIX века французский натуралист Анри Моюо во время экспедиции в джунгли неожиданно вышел на Ангкор Ват и был потрясен зрелищем храма, опутанного вековыми корнями тропических деревьев, так и здесь, правда, несколько раньше, в 1814 году, в период кратковременного британского правления, губернатор сэр Томас Стэмфорд Раффлз во время инспекционной поездки по Яве узнал, что в деревне Бумисегоро близ Магеланга есть большой храм. Сам он не мог отправиться в эти места и послал туда Корнелиуса, голландского инженера, который хорошо знал древности Явы. Тот набрал 200 крестьян, и за два месяца храм был очищен от деревьев и вулканического пепла.
Миновав последний поворот, мы внезапно оказались на широкой площадке, сделанной древними строителями на вершине горы, и ступа предстала перед нами во всей своей красоте. Огромная пирамида из черноватого вулканического камня, на которой вырисовываются статуи Будд и колоколообразные ступы, производит сильное впечатление — от ее вида захватывает дух. Короткая процедура надевания национальных юбок из батика на входе (во всех буддийских храмах, как правило, на тебя наматывают какую-нибудь накидку) — и вот мы уже гуляем по охраняемой территории индонезийской святыни.
Боробудур построен на природном холме продолговатой формы, вершина которого была выровнена
и превращена в площадку. Храм представляет собой ступенчатую пирамиду, состоящую из девяти террас, каждая из которых обнесена балюстрадой. Протянувшиеся на три километра стены четырех нижних прямоугольных террас покрыты 1460 барельефами и украшены 462 статуями Будды, ориентированными на четыре стороны света. Еще выше — три круговые террасы, на которых стоят 72 ажурные колоколообразные ступы со статуей Будды внутри. Наконец, на высоте 35 метров над землей сооружение завершает большая закрытая и пустая ступа, символизирующая созерцание высшей истины, или нирвану. По лестницам, идущим посередине каждой стороны пирамиды, можно подняться в верхнюю часть храма. Еще одна лестница, пересекая коридоры нижних террас, ведет прямо на круговые террасы. Главный ход находится с восточной стороны. Отсюда начинается повествование о жизни Будды, изображенное в барельефах, общая протяженность которых достигает пяти километров. Наконец, ступени, карабкающиеся по склонам холма, соединяют нижнюю площадку с основанием. Большие каменные львы — их всего 32 — несут стражу у входов и на разных уровнях пирамиды.
Вскоре пошел проливной дождь, да такой мощный, что мы тут же вымокли до нитки. Все бы ничего, но ступа, окутанная серой мглой, смотрелась в объективе фотоаппарата уже не так эффектно. Однако настроение нам подняли местные волонтеры. Парни и девушки, видимо, старшеклассники, подбежали с зонтиками, раскрыли их у нас над головами, и попросили разрешения взять интервью. Как тут откажешь! Пришлось на нетвердом английском отвечать, почему мы приехали в Индонезию, и с трудом подбирать эпитеты, чтобы выразить восторг от Боробудура. На русском прилагательных, все всякого сомнения, нашлось бы значительно больше…
Простившись с Боробудуром, мы направились к другому памятнику древности — индуистскому храму Прамбанам. К «Долине царей», так у местных жителей называется равнина, усеянная развалинами древних сооружений, мы прибыли на закате. Тени, падающие на древние камни с востока и лики индуистских божеств, вселили в нас какой-то благоговейный страх. Храм был построен в 856 году с целью увековечить победу индуистского царя Ракаи Пикатана над последним буддийским царем из династии Шайлендра. Самое большое храмовое сооружение, расположенное в центре, посвящено богу Шиве. Центральное место занимает фигура самого бога Шивы высотой три метра. Три других зала украшены статуями богов Агашта и Ганеша и богини Дурга. В комплексе есть также храмы, посвященные главным богам индуистского пантеона — Вишну и Брахмы. Интересно, что на стенах храма можно увидеть изображение мифической птицы Гаруды (наполовину человека, наполовину орла) — национального символа Индонезии. У индонезийцев эта птица ассоциируется с солнечной энергией.
Мы решили задержаться в Джогье еще на день — уж очень понравился нам этот город. Кстати сказать, знаменитый батик и резьбу по дереву здесь можно купить значительно дешевле, чем на Бали. Помимо храмов интересен султанский дворец Кратон, который яванцы называют «пуп» мира. Дворец был для них не только центром султаната, но и всей вселенной. Забавно, что в разные времена с господством разных религий центром вселенной для них становились разные сооружения. Сегодня здесь главенствуют мечети. В одну из них мы и отправились — в мусульманскую школу. У школьников как раз была перемена, и они играли во дворе. Увидев нас с фотоаппаратом, поначалу отворачивались и прятали лица (особенно девочки), но потом осмелели и с удовольствием позировали. Один особо озорной мальчишка все лез в объектив, корчил рожи и спрашивал нас — хорошо ли он говорит по-английски. Узнав, кто мы, стал выкрикивать «Руссия!», смешно ударяя на первый слог. Подошла пожилая учительница в хиджабе, вежливо спросила — зачем мы здесь, но выгонять не стала и даже сфотографировалась. Вот она — истинная толерантность!
Из Джогьи наш путь лежал на Бали. Решили ехать рейсовым автобусом, чтобы прочувствовать местный колорит. Уже вскоре мы поняли, что, мягко сказать, погорячились, приняв такое решение. Но начиналось все очень романтично. Автобус марки «Мерседес» подъехал прямо к гостинице, он был пуст, если не считать одну шотландскую девушку, сидевшую внутри. «Загрузив» иностранцев, то есть нас, водитель подкатил к автовокзалу, и автобус мигом заполнился шумными местными жителями. Причем каждый пассажир прихватил с собой по нескольку мешков риса. На следующих остановках гора из мешков с рисом росла, так что скоро по салону нельзя было пройти. Рис везли на Бали, там цена на него выше, курорт все-таки. Проехали симпатичный городок Соло, какие-то деревни, и тут случилась первая поломка. Отключился кондиционер, а поскольку окна в автобусе не открывались, дышать стало нечем. Остановив автобус, водители (их было четверо) столпились у открытого заднего люка. Мы тоже покинули душный автобус и тут увидели любопытную картину — один из водителей, взяв камень с дороги, колотит им по мерседесовским механизмам! Это в 21-ом веке!!!
В общем, механиков среди водителей не оказалось, и мы медленно двинулись к автомастерской. Там выяснилось, что слетел ремень привода на кондиционер. Затем он слетал еще три раза, автобус стоял, мы нервничали, и только меланхоличная шотландка молча курила и что-то писала в блокнотике…
Рано утром наш автобус подкатил к паромной переправе на Бали. Потратив на дорогу 18 часов, мы увидели узкий пролив, разделяющий два острова, и множество паромов, ожидающих своей очереди на погрузку. А я-то, глупая, думала, что паромы ходят по расписанию и нам из-за аварии долго придется ждать следующего! На самом деле все было наоборот — это паромы ожидали транспорт, который надо перевезти на другой берег. Расстояние до Бали, как у нас до острова Русский, — рукой подать! Но паромы значительно больше. Въехав на паром, водитель выпустил нас из автобуса, и мы отправились в буфет завтракать, а потом на палубу, любоваться морскими пейзажами. На середине Балийского пролива мы с грустью поняли, что закончилась наша яванская история, и мысленно поблагодарили за гостеприимство этот волшебный остров грозных вулканов, узкую полоску земли между двумя великими океанами — Тихим и Индийским.
Текст Ирины Ермаковой, фото автора, опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» №49, 2011 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>