От Босфора до Босфора

Верхние этажи всегда выглядят интереснее нижних. Может быть, потому что соседствуют с небом. Имена окраин бьют имена центра, как король девятку. Даже если вернуть Светланской имя Ленина и поднять их вместе с Петром Великим, они не устоят против античных Улисса, Патрокла, Диомида. Мифология старше и выше политики. Она напоминает Владивостоку о его древних мистических предках — византийских городах.
Здесь на нашей земле восток, во всяком случае, континентальный, практически заканчивается и зарифмовывается со своим началом. Европеец впервые обратился к востоку в поисках украденной жены и с жаждой мщения. Греки отправились воевать с троянцами. Из этой войны выросла поэма, ставшая культурным фундаментом европейской цивилизации. Один мальчик, сын царя Филиппа, без конца перечитывал ее, он мечтал стать Ахиллом, Гектором или Патроклом. Решив покорить Азию, он переправился через Геллеспонт именно в том месте, где по преданию располагалась легендарная Троя. Это было в мае 330 года до н.э. С Александром было около 40 тысяч воинов. Но он не спешил в бой. Первое, что он устроил, — была свадьба. Александр Македонский женился на местной девушке, и его примеру последовало 10 тысяч воинов. Александр понимал — с востоком нельзя воевать, его нельзя победить, и решил взять его сначала как женщину, а потом уже настоять на своих мужских правах силой оружия. Он был и остается единственным европейским полководцем, которому удалось дойти до Индии, последовательно подчиняя себе все пространство на своем пути. Это был первый рывок европейца так далеко и мощно на восток. Проходит 660 лет и опять же в мае, опять 330 года, только уже новой эры, император Константин объявляет город, построенный на берегу Босфора и нареченный его именем — Константинополь, новой столицей Римской империи. (Приятель Ахмед, турок, говорит по-русски, едем в такси, он показывает мне красоты Стамбула, въезжаем на мост. «Босфор» — говорит Ахмед с жестом восточного щедрого гостеприимства. Я киваю, говорю «да» и улыбаюсь. Потом вдруг вспоминаю, говорю: У нас тоже есть Босфор Восточный» Ахмед улыбается, сочувствуя моему патриотическому чувству. И потом добавляет с корректным снисхождением: «Может быть, у вас и Золотой рог есть?» «Конечно!» — выкрикиваю я, слишком поздно понимая бестактность своего энтузиазма. Ахмед смотрит на меня как на человека, который в подворотне предлагает ему купить настоящий «Ролекс».) Проходит еще 660 лет и Древняя Русь принимает от Византии крещение, а вместе с ним постепенно и значительную часть греко-римского культурного багажа, включающего в себя настойчивое стремление продвигаться на восток. Руси потребовалось уже чуть больше времени (видимо, сыграли свою роль традиционно плохие дороги) не 660, а 860 лет, чтобы основать на берегу Тихого океана город с античными именами, и потом еще 150 с лишним лет, чтобы построить мост. Да и стоило ли с ним спешить, дальше-то ведь уже ничего нет, азиатская география кончилась, мост — скорее изящная рифма, к первой строчке, почти затерявшейся в глубине веков.
«За спиной у нас три великих империи (империя Александра Великого, Римская и Российская) впереди — Тихий Океан, — думаю я, рядовой обыватель, прикуривая на ветру, где-нибудь у 36 причала, и чувствую себя Улиссом, хотя бы даже и малым…» И взгляд мой станет немного рассеянней, чем обычно, когда в нем на мгновенье сойдутся история с географией.
Текст Евгения Мамонтова, иллюстрация Инги Букреевой, опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» №51, 2012 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>