От Сантьяго до Игуасу

Мир велик, дальние страны всегда манят. Нам, жителям территорий, где северные ветры приносят холода, странно, что есть на планете места, где южный ветер пронзает людей иголочками мороза, а северного ждут с нетерпением, чтобы согреться. Что происходит там, на другом краю света, где все наоборот? Чтобы это выяснить, Николь Якутович отправилась в рискованное путешествие, самой южной точкой которого была Огненная Земля — последняя остановка перед Антарктидой.

Маршрут путешествия был выбран грандиозный — добраться от столицы Чили Сантьяго до Аргентины, обогнув печально знаменитый своими кораблекрушениями мыс Горн. Мимо заснеженных Анд и дремлющих вулканов, сквозь влажные леса Араукании, по фьордам Огненной Земли к бескрайним пампам Патагонии.
Столица Чили Сантьяго, окруженная со всех четырех сторон горными вершинами, меня сразу разочаровала — мегаполис затянут смогом так, что даже Анд не видно. Долина реки Мапочо, где знаменитый конкистадор Педро де Вальдивия основал город, плохо продувается ветрами и накапливает продукты жизнедеятельности трети населения всей страны (6,2 млн из 16). Кроме того, на центральной площади де-Армас, которая раньше служила местом, где казнили преступников, у меня на глазах подростки выхватили у туристки из рук фотоаппарат, а другие, пока я смотрела на тех, стащили мой сотовый телефон. Путеводитель меж тем утверждает, что Чили — самая безопасная страна в Латинской Америке.
Совсем другое дело — Вальпараисо. Хотя этот город-порт — место сбора самой разношерстной публики: моряков, проституток, бродяг и туристов, прогулки по нему приятны и романтичны. Извилистые улочки, лабиринт разноцветных домиков, раскачивающиеся вагончики подъемников, ненадежные деревянные лестницы к отвесным скалам — и все это на 17 холмах, возвышающихся над заливом. Холодные волны Тихого океана пугают и манят одновременно, белоснежный лайнер в порту призывно гудит — мы отправляемся дальше на юг.


Следующая остановка — Пуэрто-Монт. Это район бесконечных цветущих горных долин, окруженных изумрудными озерами и покрытых снегом вулканов. Это земля вечнозеленых влажных лесов, бесконечных зимних дождей, коротких полноводных рек и водопадов. Это страна Араукания. Раньше здесь жили племена воинственных индейцев арауканов. Педро Вивальдия с легкостью покорил индейцев центральной долины, где основал столицу Сантьяго, но когда двинулся с войсками на юг, наткнулся на яростное сопротивление аураканов. Индейцы все же захватили Вивальдию в плен, привязали его к дереву и отрубили голову. Легенда гласит, что они съели сердце конкистадора. Вплоть до 1880-х годов эта местность представляла опасность для белых людей. Сейчас озерный край заселяют эмигранты в основном из Германии, а индейцы, которых осталось около миллиона, проживают в так называемых редукциях, аналоге резерваций, на исконных, но очень небольших территориях.
Пунта-Аренас — город на берегу Магелланова пролива, очередная стоянка нашего лайнера. В центре города роскошные особняки богатых овцеводов прошлого и многочисленные памятники югославским поселенцам и владельцам ранчо, осваившим этот регион. Недалеко от Пунта-Аренаса расположены знаменитые Большие Водопады, пещера Милодон, где были найдены останки доисторических животных, и национальный парк Торрес-дель-Пейн со своими гигантскими живописными башнями и массивами из гранита, которым около 12 млн лет.
Дальше по курсу — Огненная Земля. Название острову дали загадочные языки пламени, которые увидел Магеллан в темноте, впервые проплывая мимо него в 1520 году. На протяжении многих веков Огненная Земля пугала моряков ледяными арктическими ветрами, которые гнали их корабли на неприступные острые скалы, поэтому долго не получалось создать там ни одного поселения. Нынче остров поделен почти поровну между Чили и Аргентиной. Чилийская часть Огненной Земли по-прежнему крайне редко населена. А восточная половина — довольно оживленное место. В 1902 году правительство Аргентины, воодушевившись примером Австралии и Новой Зеландии, решило начинать осваивать земли путем перевода на остров тюрьмы. На примитивную китобойную станцию прибыли первые 600 каторжан — особо опасные уголовники и революционеры. Заключенных особо не охраняли — бежать отсюда было некуда. С одной стороны бушует Атлантический океан, с другой — беснующиеся воды проливов Бигля и Дрейка. Север острова — безжизненные степи и дикие болота, юг — ледники и высокие заснеженные горы Кордильеры Дарвина. Край Земли, дальше которого только Антарктида. Каторжане проложили дороги, построили почту и порт. Так появился самый южный город на нашей планете — Ушуая. Сейчас аргентинское правительство активно финансирует его развитие, и здесь повсеместно вырастают новые кварталы. Гордость Ушуаи — Банк Огненной Земли — первое в мире финансовое учреждение, имеющее отделение в Антарктиде.


Еще ночь пути — и вот он, морской Эверест — Мыс Горн. Остров, вернее, островок, чье имя стало символом тяжелейших морских испытаний, 55 градусов 58 минут южной широты и 67 градусов 17 минут западной долготы. Дальше к югу, до ледяной кромки антарктической пустыни — на сотни миль — ни малейших признаков земли, только вечно беснующиеся воды пролива Дрейка. До того как открыли Панамский канал, мореплавателям приходилось штурмом брать этот путь, соединяющий Тихий и Атлантический океаны. Не случайно мыс Горн прозвали «кладбищем кораблей» — многие рейсы здесь закончились трагически. Но нам с погодой везет, наконец капитан огромного океанского лайнера дает протяжный гудок и разворачивает судно на север. Остались позади черные скалы Горна, торчащие из моря, словно клыки в пасти громадного чудовища, впереди — Уругвай.
Название столицы Уругвая — Монтевидео — звучит как мелодия. Считают, что так крикнул впередсмотрящий Магеллановой экспедиции в 1520 году, увидев землю: «Монте ви эу!» — «Я вижу холм!». Холм Серро, действительно, есть. Он даже красуется на гербе Уругвая, символизируя силу его народа. Есть еще одна любопытная версия: «monte VI de O» — шестая гора с востока. Но как бы там ни было, сейчас туристы, прибывающие в Монтевидео морем, в первую очередь увидят мачту затопленного немецкого линкора. В 1939 году «Адмирал граф Шпее» вышел на охоту в Атлантику, и за два месяца уничтожил девять английских судов. Когда англичане со всех сторон обложили корабль и подтянули к мощной облаве линейный крейсер и авианосец, «Шпее» решил укрыться в нейтральном Монтевидео. Уругвайцы отказались оказывать помощь фашистской Германии, и командир «Шпее», получив согласие Гитлера, взорвал свой линкор в 3-х километрах от берега. Так до сих пор он там и покоится в мутных водах Ла-Платы, только главная мачта торчит да буйки-маяки раскачиваются в районе носа и кормы корабля.
Монтевидео — очень романтический город. Такая уйма художественных мастерских, что за неделю все не обойти! И сотни книжных магазинов — уругвайцы очень любят читать. И не дома, а где-нибудь в скверике у фонтана или в каком-нибудь парке. Их в Монтевидео десятки, и в каждом — непременный старичок интеллигентного вида со скрипкой. Жизнь в городе нетороплива, размеренна, и даже, можно сказать, старомодна. По улицам разъезжают антикварные машины и старые британские автобусы. В закусочных-паришада под крышей бывшего портового рынка мужчины-повара готовят мясо-чурасско на углях и коронное уругвайское блюдо асадо. Рядом, на пляже Онда в местечке Бусео, где якобы когда-то давно затонуло пиратское судно, ныряют мальчишки в надежде отыскать сундуки, набитые золотом. На главной площади города пласа Индепенденсиа (Независимости) каждую пятницу поднимается государственный флаг. Президентская гвардия торжественно исполняет гимн, с маршем и музыкой проходит по улицам города и потом, вернувшись на площадь, играет мелодичное танго. Отец нации, великий уругвайский патриот Хосе Артигас, восседает на бронзовом коне, колышутся на легком ветру шапки высоченных пальм, сверкает окнами любимый столичными жителями небоскреб Паласио Сальво, который когда-то был самым высоким в Южной Америке. Приходит время, и мы покидаем уругвайский порт и оправляемся на другую сторону широкого залива Ла-Плата — в Буэнос-Айрес, столицу Аргентины.


Достопримечательностей в Буэнос-Айресе не много, но его часто называют «Парижем Южной Америки»: так приятно погулять по городским кварталам в тени платанов и посидеть в кафе за чашечкой кофе. Город большой (13 млн жителей), но заблудиться в нем невозможно — параллельно-перпендикулярные улицы и проспекты делят районы на аккуратные блоки и выводят так или иначе к самой широкой улице в мире «Авенида 9 июля», на которой высится мощное бетонное сооружение «Обелиск», отмечающее центр города. Такой планировкой столица обязана основателю Буэнос-Айреса конкистадору Хуану де Гараю — в 1580 году именно он на телячьей коже начертил план города в виде прямоугольной сетки и распределил землю среди своих приближенных. Впрочем, у Буэнос-Айреса есть и другой основатель — Дон Педро де Мендоса. Еще в 1536 году испанский аристократ пытался устроить здесь поселение и дал название — город Пресвятой Троицы и порт Богоматери Святой Марии Добрых Ветров. Но тогда индейцы сожгли город и полностью уничтожили отряд испанцев. Таким образом, Буэнос-Айрес имеет два Дня рождения, чем нынешние жители гордятся и пышно отмечают обе даты.
Буэнос-Айрес — это далеко не вся Аргентина. Большую часть территории страны составляют просторные равнины и пампы, а также великие горы Анды и тысячелетние ледники, живописнейшие каньоны, потрясающие водопады.
Одно из самых необычных зрелищ в Южной Америке — водопад Игуасу — находится на севере Аргентины, на границе с Бразилией. Этот гигант занимает первое место в мире по объему падающей воды. Он способен наполнить водой чашу стадиона Лужники ровно за одну минуту. 275 каскадов общей шириной 3 км низвергаются с такой силой, что туристы вынуждены надевать плащи для защиты от брызг, а вертолеты — летать на приличной высоте. Глотка Дьявола — один из самых живописных участков аргентинской части водопада, где в едином потоке сливаются 14 мощных струй. Устрашающий грохот водопада слышен за несколько километров от смотровой площадки. К ней ведет множество тропинок через джунгли, там с ветки на ветку прыгают зеленые попугаи, в кустах сидят огромные птицы-туканы, из-за зарослей выглядывают белые цапли, а под ногами снуют наглые носухи, которые только и ждут момента, чтобы стянуть что-нибудь вкусное из рюкзака у зазевавшегося туриста.
Природа Южной Америки необыкновенна для нас, жителей другого материка и полушария. История наполнена захватывающими приключениями мореплавателей и поселенцев, пиратов и конкистадоров, индейцев и европейцев. Названия окутаны ореолом таинственности и романтики… Подходит к концу путешествие, нужно возвращаться в заснеженную Россию. Но еще долго зимними ночами будут сниться яркие краски Южной Америки, земли за семью морями.

Текст Николь Якутович, фото автора. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 34, 2007 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>