Полуостров чудес

Если взглянуть на карту залива Петра Великого, то на юго-западном берегу невозможно не заметить полуостров Гамова. По площади он сопоставим, к примеру, с мысом Эгершельда, одним из центральных районов Владивостока. Полуостров был открыт в 1854 году экипажем знаменитого фрегата «Паллада» — первого российского судна, побывавшего в здешних местах, и назван в честь Дмитрия Гамова, 20-ти летнего мичмана «Паллады», принимавшего участие в обследовании берегов. Крайняя юго-восточная оконечность полуострова, весьма скалистая и опасная для мореплавателей, называется мысом Гамова.
Полуостров Гамова, по мнению многих, самое замечательное место во всем Приморье. Во-первых, это юг края, и здесь вплоть до октября живописно, тепло и уютно. Во-вторых, здесь есть все: море, горы, лес, дороги, речки, пляжи, скалы, островки, морские гроты. Нет разве что водопадов… А самое главное — встречающиеся только на этом побережье сосны могильные (или густоцветковые), что придает местным пейзажам очарование истинного Востока, этакого корейско-японского уголка. Вид у сосны отнюдь не могильный, а очень даже жизнерадостный («капризно-фигурный», как заметил Михаил Пришвин), особенно по контрасту с голыми скалами, на которых она растет. Уникальные сосны сохранились примерно на 30 километрах береговой линии, благодаря защите от пожаров, которую обеспечивали оленехозяйства. Сначала янковские, потом советские.

Дом Янковского

Знаменитый исследователь и первопроходец Уссурийского края Михаил Янковский жил, как известно, в своем имении в бухте Сидеми на берегу Амурского залива. А вот его сын Ян выбрал для поселения бухту под названием Витязь (открыта «Палладой» в том же 1854 году и также была названа именем Гамова, но в 1888 году экипаж не менее известного корвета «Витязь» переименовал ее в честь своего корабля). Здесь Янковский в 1916 году решил создать питомник пятнистых оленей. Его партнерами стали известные предприниматели Шевелев и Менард. Начинание стартовало
с размахом: был взят в аренду весь полуостров Гамова, перешеек которого полностью перегородили металлической сеткой. Олени для развода были вывезены из Сидеми.
В сторожках оленника, сооруженных в разных местах полуострова, установили телефоны. Для защиты от хунхузов охрана имела винтовки, у пирса всегда находился в готовности моторный катер.
В бухте Витязь построили дома, имевшие телефонную связь друг с другом и с линией правительственного телеграфа. Самым внушительным оказался, естественно, дом Яна Янковского, заложенный им в 1918 году. Внешне это здание походило на отцовское поместье в Сидеми. Трехэтажный дом напоминал крепость — с окнами-бойницами, закрывавшимися железными ставнями, с зубцами на башне при входе. Фундамент и крыльцо были сложены из гранитных валунов. Из спальной комнаты второго этажа был тайный проход в подвал, где начинался подземный ход, ведущий в овраг. Сегодня, спустя 90 лет, от дома остались одни стены. Тем не менее, он привлекает своим загадочным обликом туристов и искателей сокровищ (есть легенда, что в подвале зарыт клад).
Была и другая легенда: якобы при закладке этого здания к Яну подошел старый кореец и посоветовал выбрать другое место. Здесь, по его словам, была спина «подземного дракона», и будущему хозяину это не обещало ничего хорошего… Янковский махнул рукой. Наступило Рождество 1919 года.
В новом доме собралось много гостей, а когда они разошлись, хозяин почувствовал себя плохо и вскоре потерял сознание. К приезду врача Ян Янковский, охотник и наездник, отличавшийся прекрасным здоровьем, не приходя в сознание, скончался… Имел ли к этому отношение «подземный дракон» — неясно. В октябре 1922 года все обитатели дома Янковских навсегда уехали в Корею.

Как доехать до полуострова Гамова

Перечислять все мысы и бухты полуострова Гамова, видимо, нет смысла. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать. Замечу лишь, что многие из них недоступны для автотранспорта, и добраться до этих почти нетронутых мест можно лишь со стороны моря. Непосредственно по берегу далеко не везде можно пройти и пешком — большие глыбы камней и отвесные скалы время от времени преграждают путь, создавая в целом картину некоей дикости и даже неприступности мест. Так что лучший способ — отправиться к берегам полуострова на катере или яхте (многочисленные якорные места в уютных бухточках там имеются). Только предварительно обязательно уточните границы Дальневосточного государственного морского заповедника, акватория которого непосредственно примыкает к полуострову Гамова.
Доехать на автомашине до Андреевки — самого известного населенного пункта полуострова — можно в любое время года. Большинство туристов здесь и останавливается, поскольку в Андреевке есть все, что нужно для отдыха: песчаные пляжи, места для дайвинга, сопки с грибами, базы отдыха, палаточные городки, магазины, бары… Нет только знаменитых гамовских сосен. Почти без затруднений можно проехать по неплохой грунтовке несколько километров дальше по побережью до песчаной бухты с названием Рисовая, — это тоже весьма популярное место для летнего отдыха. Правда, в Андреевке и Рисовой в разгар сезона буквально негде приткнуться. Дальше дорога раздваивается; никаких указателей нет. По правой ветке можно добраться до МЭС — морской экспериментальной станции ДВО РАН, но делать там без приглашения нечего. А вот мимо станции можно пройти и спуститься к нескольким бухтам, куда другим путем по суше попасть нельзя. Именно там расположено несколько удивительной красоты полуподводных гротов. Левая дорога очень живописная, с пересечением нескольких речек, ведет в бухту Витязь с одноименным поселком. Добраться туда довольно сложно, дорога идет по перевалу, который после дождей превращается в глинистый желоб. Его одолеет не всякое авто.
С верхней точки перевала открываются прекрасные панорамные виды чуть ли на все южное побережье, в том числе и на саму бухту Витязь, имеющую форму треугольника. Раньше это было самое «культовое», как сейчас принято говорить, место полуострова. В советские времена здесь располагалась круглогодичная биологическая станция, в качестве основной достопримечательности стояла японская парусная шхуна, превращенная в некий гибрид пресс-центра и ночного клуба. Здесь же, на другой стороне бухты, был секретный дельфинарий, в котором дрессировались «военные» косатки и белухи. По этой причине въезд в бухту Витязь был только по пропускам, что придавало особый шарм каждой удавшейся поездке. Теперь никакой секретности нет, от дельфинария остались «рожки да ножки», да и сама бухта заилилась, стала какой-то скучной, хотя на ее берегу имеется несколько баз отдыха и даже школа дайвинга. В самом поселке Витязь из достопримечательностей, кроме торговых точек, — только дом-крепость Янковского (к слову, раньше там тоже был магазин). Над бухтой высится высокая гора Туманная, занимающая основную часть полуострова и зачастую действительно укрытая белым покрывалом, но на нее ходить не стоит — там располагается воинская часть. Из Витязя можно выехать (только на проходимом джипе) на левую сторону полуострова, к бухтам Астафьева, Средней и Спасения; прямо, в бухту Теляковского, или направо, на мыс Гамова с одноименным маяком.

Гамовский маяк и Остров Томящегося сердца

Гамовский маяк — официальный памятник истории и архитектуры, причем памятником является весь маячный комплекс: башня, помещения и даже каменная стена вдоль обрыва. Площадку для него на 50-ти метровом гранитном мысе выбрали еще в 1901 году. Оборудование заказали во Франции, но часть при перевозке была утеряна. Тут некстати началась Русско-японская война, так что строительство маяка было закончено только в 1906 году. Несмотря на более чем вековой возраст, Гамовский маяк выглядит очень импозантно; его можно назвать одним из красивейших маяков Приморья.
При поездке на маяк стоит заглянуть на бывшую береговую башенную артиллерийскую батарею № 220, — это памятник истории. Правда, найти ее непросто, поскольку неизвестно куда ведущих дорог, старых и новых, там предостаточно. Батарея впечатляет масштабом: это две башни по 9 м высотой (примерно наполовину — подземные), каждая с двумя 180-мм орудиями. Толщина башенной брони — 203 мм, расстояние между башнями более 300 м; еще есть подземная дизельная станция и командно-дальномерный пост. Это была самая мощная батарея Хасанского сектора береговой обороны, вошедшая в строй в 1942 году. В общем, есть что посмотреть (если не обращать внимания на тот факт, что пару лет назад у одной из башен обрезали стволы орудий).
Еще один, крайне своеобразный, памятник, но уже природный — Остров Томящегося Сердца. Он расположен рядом с бухтой Теляковского. Легенда гласит, что в незапамятные времена жил тут молодой рыбак и была у него красавица-жена. Когда рыбак был в море, девушка приходила на этот островок и всматривалась в даль, ожидая своего супруга. Однажды он не вернулся. Ее сердце окаменело от горя… На крошечном островке есть впадина, в которой лежит округлый камень. Когда в него бьет волна, он начинает глухо стучать — почти как сердце…

Дикая природа полуострова Гамова

Рассказывая о полуострове Гамова, нельзя не упомянуть о единственном в России Дальневосточном морском биосферном государственном природном заповеднике (ДВМБГПЗ), которому в марте 2008 года исполнилось 30 лет. В его охранную зону входят некоторые бухты полуострова (Теляковского, Астафьева, Нерпичья, Спасения, Средняя, Горшкова). Вообще-то «заповедная» в них только морская вода, так что на берегу находиться можно. В бухтах Спасения и Средняя есть кордоны заповедника, в остальных запретных местах выставлены соответствующие плакаты. Если заранее обратиться к руководству заповедника, можно получить разрешение на пребывание в некоторых его частях и даже воспользоваться услугами экскурсовода, который расскажет много интересного. Не только о нерпах или осьминогах. Но и об оленях.
Михаил Пришвин, побывавший здесь в 1931 году, писал: «Гамовский парк пятнистых оленей состоит из двух парков: Старого и Нового. Старый — это по существу одна гора Туманная, которая со всеми своими падями и распадками представляет почти что остров: бухта Витязь с одной стороны и бухта Астафьевская с другой омывают шейку, соединяющую горный узел Туманной… Между этими двумя бухтами раньше была сетка… Потом сетку перенесли далеко к Андреевской бухте, и парк от старой сетки до Андреевской бухты стал называться Новым».
Хотя оленепарков уже давно нет, до сих пор в зарослях полуострова Гамова можно увидеть полудикого оленя. И тогда вы сможете рассказывать своим друзьям примерно то же самое, что почти полвека назад поведал нам Михаил Пришвин в рассказе «Олень-цветок»: «Осторожно я нашел дырочку и увидел, что это оленуха очень тихо, останавливаясь на целые минуты, подходит сюда… Мне было слышно потом, как она оторвала губами вкуснейшее для них лакомство — лист винограда. Потом она стала на задние ноги, а передние положила на виноградную ветку и стала откусывать верхние листики… Глаза этой оленухи, виденные мною из виноградного шатра, оставили во мне такое неизгладимое впечатление, что я никогда не забывал о них…»

Текст Ивана Егорчева. Фото Алексея Павловского, Евгения Панкратьева, Натальи Афанасьевой, Ксении Буровой. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 35, 2008 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>