Портрет нулевых

46-летний фотограф Олег Виденин — мастер мирового уровня, который живет в Брянске и которому удалось, почти не выходя за пределы родного города, создать портрет целой страны в продолжающуюся по сей день «нулевую» эпоху — со всем ее иллюзорным очарованием и реальной болью. Как заметил критик Вацлав Мацек: «Некоторые фотографии Виденина таковы, что если вы их один раз увидите, то не сможете забыть… Его портреты вне времени и пространства, они универсальны, они говорят о том ощущении, которое передается из поколения в поколение, из одной культуры в другую, отражая жажду смысла существования». Рассуждая о смысле современной фотографии, Олег Виденин сравнивает ее с зеркалом.
В книге для посетителей выставки «Портреты с окраин» некто написал: «Чувак, мы уже давно другие. А ты и не заметил». Я достаточно отчетливо представляю собирательный образ писавшего и внешне и внутренне. И этот голос из скорлупы мегаполиса, наверняка, по-своему прав. У него своя местечковая правда. Моя правда при этом не менее субъективна и по большому счету не менее местечкова. И это нормально. Ведь взгляд на людей через призму романтики безалаберной и непобедимой империи, попытка посредством фотографии проложить обратный маршрут в ушедшую юность, ностальгическая приверженность серебряной технике по определению не способны помочь объективности. Впрочем, так же, как и виваты в адрес глобализации, журнального глянца или цифровой матрицы. Да и кому она в творческом смысле нужна, эта объективность?

Я до сих пор не могу, сколько ни пытался (хоть и пытался не очень), ответить на, казалось бы, простой вопрос — почему меня заставляют остановиться и их сфотографировать абсолютно конкретные люди? Иногда, когда доводится с кем-то, кто знаком с моими фотографиями, бродить по городу, слышишь: «Смотри, это же твой человек, почему ты не снимаешь?!» А не снимаю я по простой причине — человек этот вовсе не мой, он, возможно, похож на «моего», но не мой. Почему же не мой? Он ведь визуально так интересен, у него такая фактура, взгляд, одежда и прочее. И свет хорош, и задник замечателен. Не знаю. Просто чувствую. Процесс определения «свой» — «чужой» невероятно тонок и отчасти мистичен. Я четко осознаю, что выбор идет не от ума. И не от сердца. Конечно, бывает, что и от ума, и от сердца, но в итоге это всегда не то. Скорее, это нечто интуитивное, инстинктивное, даже животное. Наверное, можно сказать так — я ищу подходящее зеркало. Не человека, который мне интересен как таковой, со своим внутренним миром, счастьем, несчастьем, болезнями и любовью. Меня в данном случае это все интересует мало, хотя я и не лишен в известной степени способности сопереживать и даже какое-то время во время съемки, наверное, это делаю. Но это секунды, и это вторчино. Главное — найти зеркало. Все люди для всех, разумеется, зеркала, но все они разные, отражают по-своему, искажают, приукрашивают, уродуют.

Моя же задача найти для себя то единственное, пусть кривое, зацветшее или с трещинами зеркало, которое в данный момент наиболее точно отразит мое внутреннее состояние. Это состояние в доли секунды неведомым образом обязано диффузировать, объединиться, смешаться с образом человека в видоискателе и пролиться отраженным светом на серебряную эмульсию. В итоге должна получиться фотография, которая меня удовлетворит.
Как ни странно, у людей, смотрящих на мои картинки, чаще всего возникает один вопрос: «Чем, старик, снимаешь?» Второй:  «Как находишь моделей и втираешься в доверие?» Но это реже. В основном про технику. Отвечаю. В настоящее время № 1 — «Rolleiflex 2,8 GX». Эта камера изменила меня кардинально. То есть — совсем. Кроме нее, основные — «FUJI GSW» 690 III (6х9) и «Leika M7». Материалы традиционные. Фонарь красный. Промывка в ванной.

Фото Олега Виденина. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 43, 2010 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>