Родная Камбоджа

— Ну и как тебе Камбоджа? — спрашивают меня после поездки. Я на полминуты задумываюсь, подыскивая нужные слова. Про нее не скажешь просто: «Хорошо. Понравилось». Она прекрасна. Она ужасна. Она роскошна. Она отвратительна. От нее ком в горле. Из тройки Вьетнам—Камбоджа—Тайланд эта страна не дает покоя больше всего.

Пномпень

Из Вьетнама в Камбоджу мы приехали на автобусе. Утром в Сайгоне, после обеда — уже в Пномпене — столице бывшей Кампучии. Границу переходить очень легко — пограничник, не глядя, ставит печати в паспорта. Кажется, они не боятся никакой контрабанды, еще бы все, что может быть запрещено, — в этой стране в изобилии.
Последний глоток охлажденного автобусного воздуха и шаг навстречу невероятной жаре, чему-то абсолютно неизведанному и, конечно, желающим нас подвезти. В Камбодже довольно сложно найти такси в виде машины, развозом занимаются туктукеры — обладатели мопеда с прицепленной к нему повозкой. Первое, о чем спрашивают нас таксисты, это откуда мы, а потом уже, куда нужно:
— О, Руссия. Харашо. Привьет!
Дальше сделка совершается на английском. Договорившись о цене, решаем заехать в несколько отельчиков в центре и выбрать понравившийся. Потрескавшийся, отбеленый солнцем асфальт неровной лентой проскакивает между груженными всякой всячиной старыми мопедами и огромными, шикарными лексусами. На дорогах не встретишь других видов транспорта, только эти два полюса абсолютно противоположных миров. Обшарпаная бедность и выставленное напоказ богатство.

Страница из путевого дневника:

После того, как мы расположились в огромном десятидолларовом номере, прямо в центре города, пошли осматривать окресности. Решили дойти до реки и заодно поужинать, подумали, что, наверняка, около набережной много кафешек. Жара начала спадать, яркие краски ушли, стало возможно передвигаться без риска упасть от солнечного удара.
Проходили через продуктовый рынок, такого изобилия я вообще нигде не встречала. Салатная (наверное) зелень, овощи, незнакомые фрукты, только что выловленная рыба и креветки на кусках льда, мясо, тут же готовится еда, подозрительная по запаху, соблазнительная на вид. И посреди пыльной дороги (на участке с рынком асфальта, кажется, и не было никогда) огромные кучи гниющего мусора. За нами увязались босоногие и голопопые детишки, просто из интереса, явно не финансового: мы просто превратились в часть какой-то их игры. И вот мы на набережной. А где же река? А она за бетонным забором, и если за него зайти, то видно, как по желтой и мутной воде неспешно передвигаются суденышки, кажется, туристические.


Кафе, действительно, много, то есть вся улица — это сплошные ресторанчики. Заведения рассчитаны на иностранцев, потому что там чисто, есть меню на английском и французском языках и как-то там очень прилично. Выбрали место, сели на улице, что, в общем-то, было стратегической ошибкой, потому что постоянно подходили люди, желающие что-то продать. Но, что вызывает уважение, калеки и нищие не просят милостыню. Они зарабатывают — продают, например, книги или играют на музыкальных инструментах.
Так вот. Кафе. Таня и Витя заказали Амок. Традиционное кхмерское блюдо (да, мы шутили: «Отведаем-ка кхмерской еды». Звучит совсем не так, как пишется). Рыба запечена в банановом листе, в специальной приправе, которая и называется амок — на вид похоже на карри, на вкус блюдо совсем не острое, специфическое и сладковатое. Я остановилась на лок лаке, говядине в специальном соусе. Женя решил не экспериментировать и заказал стейк. Пока ужинали, мимо проходил слон с обтрепанными ушами. Он со знанием дела подошел к соседней кафешке и официант покормил его бананами.
Еще наблюдали за местными девушками, кажется, очень легкого поведения. Одеты были по законам жанра — сетчатые чулки, юбка, стремящаяся к небу, яркий «раскрас». Рядом за столиком сидел огромный пожилой европеоид, который договаривался с юной камбоджийкой о цене за услуги эскорта по стране и прочем.

S-21

Нам предстоял тяжелый день. Мы собирались в бывший университет, превращенный в тюрьму под печально известной аббревиатурой S-21. Ради этого мы и приехали в столицу. Зверства режима красных кхмеров не новы, геноцид такого же примерно толка можно встретить на страницах истории разных стран. Но в Камбодже раны еще свежи. Пол Пот, лидер красных кхмеров, со своими товарищами погубил большую часть населения страны. Когда режиму стали не нужны и даже опасны школы, больницы и все соцучреждения, тогда университет превратили в тюрьму. Сейчас, когда тюрьма уже превратилась в музей геноцида (странное слово «музей», оно подходит больше к собранию картин и скульптур), на входе в каждое помещение висит перечеркнутая табличка со смеющимся человеком. Предупреждение излишне. Посетители не то что смеяться, разговаривать перестают.


Самое страшное в этой тюрьме, это даже не орудия пыток, не контраст между классными досками и ржавыми койками, а фотопортреты жертв, которым посвящен целый этаж. Идешь по коридору, а на тебя со всех сторон смотрят люди. Где-то между рядами стоит клетка, в которой навалены оплеваные бюсты Пол Пота. На последнем этаже — тоже фотографии, но уже людей, которые работали на S-21. Это бухгалтеры, «летописцы». Изображены они молодыми и сегодняшними, всем около пятидесяти, в сопроводительной записке — информация о том, чем они сейчас занимаются: фермеры, рабочие, туктукеры. Там же — комментарии этих людей о том, что у них не было выбора: либо они работают на тюрьму, либо сами сидят в ней.
Иностранцу, пару дней проведшему в Кампучии, дать оценку сегодняшнему положению вещей, конечно, невозможно. Да только на первый взгляд кажется, что еще ничего не закончилось. Слишком тревожной выглядит эта разница между забарикадировавшимися за заборами шикарными дворцами и царапанными пулями и плесенью серыми трущобами.

Сием Риап

Многие путешественники минуют Пномпень и приезжают сразу в Сием Риап. Недалеко от города распологается самая большая достопримечательность страны — огромный храмовый комплекс Ангкор, шикарный привет потомкам от древних царей. Он кормит сейчас всю Камбоджу. Сколько тут мифов и легенд, сколько уникальных исторических находок, и как хорошо нужно подготовиться, чтобы вместо внушительных развалин увидеть прошлое.

Страница из путевого дневника:

Для начала мы поселились в гестхаусе, выстроенном двумя иностранцами, которые приехали в Камбоджу, да так и не смогли вернуться обратно. Очень милое место, с бассейном в виде пятки. Человеческой пятки. После Вьетнама и Камбоджи, где наркотики предлагают повсеместно, уточнить это очень важно. Так вот, милое место, большая комната-гостиная с книжным шкафом, гитарой, удобными креслами и вай-фаем. Правда, на всякий случай, территория обнесена забором с колючей проволокой. После S-21 мы поежились.
Туктукеры, которые нас подвозили, сразу же предложили свои услуги по доставке нас в Ангкор. Так как цены их совпадали с заявленными в Lonely Planet, мы согласились. Зовут их Сави и Тити.

Ангкор

В «Лонли Планет» пишут, что, если вы хотите хоть что-то успеть увидеть в Ангкоре, покупайте билет на три дня. Это, конечно, правда. Здесь недели и, наверно, месяца не хватит, чтобы все рассмотреть и понять. Но. Если вы понимаете, что и зачем вы смотрите. Если посещать Ангкор, чтобы просто получить о нем представление, то хватит одного дня. Максимум двух.

Страница из путевого дневника:

Первый же храмовый комплекс Ангкор Ват оглушил нас величием. Он огромен, он тщательно украшен вырезаными из камня божествами, он…(от жары забыла все восторженые эпитеты). Забавно было, когда мы, как сумасшедшие, щелкая затвором, увидели монахов. Обсудили мысль, что «их было бы здорово сфотографировать, только вряд ли согласятся», и тут они сами к нам подходят и спрашивают, не согласимся ли мы улыбнуться камере их мобильного телефона. Монахи бегло говорили на английском, отпускали шуточки и болтали на абсолютно светские темы.
Храмы выглядят так, что сложно представить, что это дело рук человека. Каменные лица, улыбающиеся потусторонней улыбкой, вплетенные в массивные блоки гигантские деревья, пляшущие божества, стены, которые раньше были украшены драгоценными камнями. Сейчас-то это все не помещается в голову, а каким оно все было раньше вообще сложно представить.

Плавающая деревня

Посвятив Ангкору два дня, мы отправлись к озеру Tonle Sap, где уже не одну сотню лет «плавает» деревня. Когда-то рыбаки решили, что им удобнее жить прямо на работе, а не возвращаться постоянно в город. Обустраивать жилища стали прямо в лодках, что-то достраивать, и со временем конструкции все больше стали походить на дома. Такие жилища называются тук-сампанами, и они выдерживают штормы, ветры, проливные дожди и палящее солнце.
Если поблуждать на лодке по «жидким» улочкам Floating village, можно найти школу, больницу, полицейский участок, ресторанчики, бильярдные и даже небольшую крокодиловую ферму. Кстати, при желании любого понравившегося крокодила можно съесть, ну или рыбу-кошку, она плещется в соседнем «загоне». Floating village открыта для туристов, но чтобы местные жители как-то мирились с постоянным вниманием приезжих к их необычному образу жизни, турфирмы платят деревне какие-то деньги. Хотя сами жители не считают жизнь на лодках экзотикой, говорят, уклад их жизни от обычного деревенского отличается только тем, что они работают больше, а пьют меньше. Но это особенности местности, на воде не растет сахарный тростник, поэтому самогоноварение не в приоритете.

Страница из путевого дневника:

И, кстати, приземленная информация. Официальные камбоджийские деньги называются риели. Но ходовыми являются все же доллары. Особенно «уан доллар». За него можно приобрести просто уйму вещей. Товары разнообразны, стоимость стабильна. Причем, торговцы никогда не будут скидывать цену, увеличивается лишь число покупок. Вот, в Ангкоре за нами следовали дети, которые предлагали купить один браслет за доллар, потом пять за ту же цену, количество доходило до сорока штук. За доллар же можно купить бутылку великолепного «локал виски», можно попытаться найти комнату за один бакс. Можно купить еды, баночку кока-колы, шоколадный батончик. Можно купить щенка. Я увидела трогательную картину — маленького мальчика с собачкой на руках, они выглядели лучшими друзьями. «Ой, какой милый песик у тебя». — «Уан доллар», — ответил малыш.
После Камбоджи мы отправились в Тайланд. Более цивилизованный, более ухоженный, более «причесанный». Но именно Камбоджа, в начале путешествия, задумывавшаяся как небольшая остановка между Вьетнамом и Тайландом, не дает мне покоя до сих пор.

Фото Виктора Пархомчука. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 39, 2009 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>