Слова и вещи

Решение проблемы, на которую указывает изящный фильм «Кофе и Аллах», зашифровано в его названии: одни верят в одно, другие в другое, но все мы понимаем ценность простых и хороших вещей, таких, например, как кофе. И это хороший шанс для понимания.

Короткометражный фильм «Кофе и Аллах», снятый в Новой Зеландии в прошлом году, показали уже во многих странах мира: Италии, Испании, Португалии, Чехии, Словакии, США, в том числе на российском мусульманском кинофестивале и на международном кинофестивале «Меридианы Тихого» во Владивостоке. Трогательная история, интригующий сюжет, красивые кадры. Интерес к фильму понятен. Авторы решили показать одну из самых острых проблем современного мира: культурный барьер между людьми разных религиозных традиций и разных социальных положений. История о беженцах, вынужденных покидать родину из-за экономических бедствий или войн и селиться в странах с другим укладом жизни. Интересно, что эту историю, хорошо знакомую большинству европейских государств (и далеко не всегда с приятной стороны), новозеландцы рассказывают с теплым человеческим юмором.
«Для меня этот фильм не совсем характерен, обычно я делаю более напористые картины, — рассказывает, широко улыбаясь, обаятельная новозеландка Сима Урале, сидя в кафе кинотеатра «Океан». — Я сняла несколько картин, из них две полнометражные. Все они очень разные. Стиль каждой зависит от содержания. Общее для всех моих фильмов — это интерес к социальным проблемам. И еще, пожалуй, юмор. Я никогда не пытаюсь что-то навязывать зрителю».
— Почему вы решили обратиться к проблеме взаимопонимания между людьми разных культур?
— Фильм «Кофе и Аллах» был первым в моей стране, который коснулся темы беженцев-мусульман. Их в Новой Зеландии около 400 человек. Они носители культуры, с которой большинство жителей нашей страны незнакомы, так же как с проблемами этих людей. Непонимание вызывает настороженное отношение. Мне хотелось сломать барьеры. Напомнить о том, что эти люди живут среди нас. Их не надо бояться. А наоборот — сделать шаг навстречу. Как видите, тема очень серьезная, и мы работали очень аккуратно. Фильм получился минималистичным, эстетичным и нежным. Первоначально в сценарии был акцент на игре в бадминтон. Но я попросила его изменить: добавила сцены молитвы, ожидания вестей с родины, чтобы подчеркнуть одиночество беженки в другой стране. Главную роль сыграла непрофессиональная актриса Захара Аббавааджи. Много желающих приходило на пробы, но я остановилась именно на этой женщине. Мне понравилось ее лицо. А потом оказалось, что она очень органично работает в кадре. Она на самом деле беженка из Эфиопии и мусульманка. Первым делом я спросила: «Муж, семья не будут против?» Но проблем с этим не было. Затем мы согласовали сценарий со старейшинами сообщества мусульман Новой Зеландии. И только после этого приступили к съемкам. Теперь мусульмане Новой Зеландии гордятся нашим фильмом.
— Что, кроме внимания к социальным меньшинствам, отличает новозеландскую киношколу от других?
— Весь мир при словосочетании «новозеландское кино» вспоминает «Властелин колец». На самом деле у нас снято немало достойных фильмов. Например, драма «Когда мы были солдатами» — тяжелый и серьезный фильм. Мы не пытаемся копировать американцев. Лучшие образцы нашего кино — это фильмы о Новой Зеландии. Если говорить об отличиях, то, пожалуй, две вещи делают наше кино узнаваемым: прекрасные ландшафты и люди. Я имею в виду коренных островитян, к которым я сама принадлежу. Мы хоть и маленькая народность, но нас легко узнать по более высокому, чем у европейцев, росту.
— Как вы ощущаете себя в мире, в котором господствуют крупные империи и массовая культура?
— Да это просто фантастика — отличаться от других. Я горжусь тем, что родилась на тропическом острове, в традиционной деревне, в соломенной хижине. Я знаю язык, традиции моих предков. Думаю, осознавать свою уникальность в современном мире — это очень важно. Отличие — это преимущество. Главное — не мыслить узко. Хотя я и выросла в архаическом окружении, я уже давно живу в цивилизованном мире, снимаю кино и рекламу, езжу по фестивалям, и на этот счет во мне нет никакого конфликта. Я люблю путешествия, мне интересно знакомиться с другими людьми и сравнивать. Например, мне показалось, что русские мыслят так же, как люди из моего племени. Чувство юмора у нас схожее.
— В родную деревню вас часто тянет?
— Раз в месяц гощу у родителей. Теперь у них вполне цивилизованный быт. И это хорошо. Традиционный образ жизни — это ведь адский труд. Еще недавно мои родственники ловили рыбу с утра до вечера, а теперь у них водопровод, телевизоры, холодильники и мобильные телефоны. Хотя я думаю, что они слегка перебрали с достижениями цивилизации. Зачем на острове сотовые телефоны? По мне, так они вообще ни к чему, раньше ведь жили без них и не были менее счастливы. Конечно, существует проблема глобализации: и она касается всех без исключения. Стоит вам сегодня побывать на Самоа, чтобы это почувствовать. Люди так устроены — всегда ищут, где трава зеленее. Человек цивилизации, уставший от города, мечтает переселиться в деревню, а деревенский с удовольствием променяет свой дом на благоустроенную квартиру в городе. Люди материалистичны.
— Какие условия у кинематографистов в вашей стране?
— Думаю, я и мои коллеги более удачливы, чем кинематографисты других стран. Некоторые даже не понимают насколько. У нас есть государственный комитет по кинематографии, который принимает заявки на фильмы, выделяет деньги на съемки. Пусть финансирование небольшое, это хороший стимул для развития кино.
«Кофе и Аллах» — это киноистория об Абебе Мохамед, молодой мусульманке, беженке из Эфиопии, оказавшейся в европейской цивилизации. Она живет в одиночестве, мечтая о встрече с родственниками. Ее поддерживают три вещи: вера в Аллаха, вкус кофе и традиционный уклад жизни. Нося мусульманскую одежду, закрывающую ее лицо, Абеба с трудом входит в контакт с населением ее новой родины. Она ходит покупать кофейные зерна в кафе на другом конце города. За ней пытается ухаживать симпатичный бармен (его играет известный новозеландский актер Джо Фолау, полинезиец, снявшийся во многих американских фильмах). Культурная разница между молодыми людьми кажется непреодолимой. Она не знает английского, он арабского. Общаются с помощью жестов. Она показывает, сколько ей нужно кофе; он насыпает зерна и всякий раз предлагает ей с улыбкой чашку кофе, сваренную специально для нее. И всякий раз она отказывает. Но парень не отчаивается: с каждым приходом загадочной покупательницы придумывает что-то особенное, пытаясь угадать ее вкус. Рисует на кофейной пене изящный листок. Абеба чувствует симпатию, но идет домой и варит кофе по-своему — с молитвой к Аллаху (за кадром ее слова: «Все в этом мире — дар божий»). Единственное развлечение Абебы — «игра» в бадминтон. Во дворе дома, где она живет в одиночестве, она пытается играть сама с собой, пока волан не уносит ветром за ограду и оттуда незнакомый сосед не отвечает своей подачей… Так череда случайностей открывает перед Абебой другую сторону Новой Зеландии. Однажды девушка приходит в кафе, бармен готовит ей кофе, на пенной шапочке которого изящно выведено слово «Аллах». «Я приму твой кофе», — говорит девушка. Неудивительно, что подобный фильм был снят в одной из самых благополучных стран мира. Причем, на государственные дотации. Внимание к аутсайдерам общества — залог его здоровья.

Сима Урале. Полинезийка, родилась на о. Самоа. Кинорежиссер, автор нескольких кинофильмов. Любимые режиссеры — Акира Куросава и Федерико Феллини. Училась в театральной школе, пробовала стать актрисой, «пока не наскучило». После этого поступила на режиссерские курсы при Школе теле- и киноискусств в Мельбурне. В 1993 году выиграла грант VCA, в 1994 году после получения степени бакалавра сняла короткометражный фильм “O Tamaiti”. В 2001 году написала сценарий к своему фильму “Still Life”, который в этом же году получил награду на кинофестивале в Монреале. Работала режиссером телевизионных и театральных постановок, музыкальных клипов. Помимо игрового кино снимает рекламные ролики для компаний “Film Construction” и “Thick as Thieves”. В 2008 году закончила работу над полнометражной лентой о новозеландских аборигенах.

Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 38, 2008 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>