Тайский нуар

Таиланд — это, конечно, не только страна трансвеститов и пляжных развлечений. Древняя культура Сиама прорастает сегодня в работах тайских кинематографистов. Правда, если в древности сиамское искусство тяготело к Индии и Китаю, сегодня центром притяжения стал Запад.

44-х летний кинематографист Пен-Ек Ратанаруанг — один из ведущих представителей тайского кинематографа — начал снимать фильмы после того, как восемь лет провел в США. Успех ему принесла картина «69», снятая в духе Тарантино. А затем — «Последняя жизнь во Вселенной», в которой приняли участие звезда японского экрана Таданобу Асано и оператор Кристофер Дойл (работавший у знаменитого Вонга Кар-Вая). Мелодрама начинается с того, как один библиотекарь-японец, живущий в Бангкоке, хочет покончить с собой: жизнь стала невыносимой, к тому же он случайно убил члена японской мафии. Квадратик с иероглифами «Это — блаженство» оставляет в качестве предсмертной записки. Блаженство для него — это когда нет нужды следовать последним тенденциям, не нужно подстраиваться под бег остального мира, никаких e-mail, никаких телефонных звонков. В то же время тайская девушка по имени Ной из городка Паттайя становится причиной смерти сестры. Пути героев пересекаются и они вместе надеются найти спасение. Маленький шедевр о силе любви, которая может все изменить, был удостоен призов на фестивалях в Венеции и Берлине.
Последняя работа Ратанаруанга — фильм «Невидимые волны» — была показана в 2006 году на фестивале во Владивостоке. Картина продолжает абсурдные злоключения японского гангстера-раздолбая, начавшиеся в «Последней жизни во Вселенной». Сперва герой обедает со своей любовницей (женой босса), но ей достается отравленный кусок, и несчастная умирает за столом. Герой бежит в Макао и, скрывая род своих занятий, смиренно терпит унижения от невоспитанных попутчиков. Как считает критики, жанр картины можно назвать «Якудза-нуар», который чем дальше, тем больше напоминает комедии Жака Тати. А камера знаменитого оператора Кристофера Дойла превращает это дуракаваляние в произведение искусства.
Говоря о том, что в тайском кино чуть ли не ведущее место занимают образы транссексуалов и трансвеститов, кинокритики справедливо отмечают, что это следствие влияния турбизнеса. Об искусственности этой моды говорит творчество таких режиссеров, как Пен-Ек Ратанауранг.

Текст Руслана Овчинникова.

Боевые краски Сиама

Живопись Таиланда, как и других азиатских государств, не обошлась без влияния Китая. А некоторые современные художники до сих пор отправляются учиться азам изобразительного искусства и каллиграфии в университеты Поднебесной. Художник из Бангкока Утай Вираситсисунгторн, усвоив классическую китайскую манеру письма, обогатил ее национальными сюжетами и особой выразительностью красок.
Картины живописца были показаны во Владивостоке в музее современного искусства «Артэтаж». Впервые российские зрители могли видеть тайскую живопись в таком внушительном объеме: серия пейзажей Таиланда, ряд зарисовок на тему национальной культуры (сиамские храмы, поединки боксеров), а также каллиграфические работы, одна из которых представляет изречение Конфуция: «Если я чего-то хочу, значит, я могу этого добиться». Видимо в соответствии с этой максимой, серьезно увлекающийся тайским боксом художник, едва приехав во Владивосток, пожелал принять участие в соревнованиях, которые проводила Федерация тайского бокса Приморского края. Перед  турниром гость вышел на ринг для пробы. Посмотрев на истинно тайские прыжки и удары, местные спортсмены воздали живописцу хвалу и посоветовали побыть среди зрителей. Что — к обоюдной радости — ничем не омрачило культурный визит.

Текст Андрея Матушкина. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 29, 2006 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>