Театр огня

«Любовь на Земле агонизирует. Мой спектакль — гимн любви», — сказал Роман Виктюк, поставив два года назад музыкальную пантомиму «Сергей и Айседора». Осенью 2007 спектакль показали во Владивостоке.

Если раньше гастроли знаменитого театра вызывали во Владивостоке небывалый ажиотаж, то сегодня реакция зрителей стала намного спокойней. Несмотря на то что театр взялся за предельную задачу, — показать любовь как безумное всепоглощающее пламя. «Я пытался найти метафизическую структуру гибели Есенина, показать, что ни один организм не может вынести такого жара, такого поэтического экстаза помешанного человека, потому что поэт не может быть человеком, которому присуще здравое начало», — комментирует режиссер.
В конце 1990-х Виктюк впервые привез во Владивосток спектакль «Священные чудовища» с Адой Роговцевой в главной роли. И это было как откровение, сохранившееся в памяти до сих пор. Сложные отношения стареющих супругов. Тоска по любви. После спектакля зрители стояли и хлопали как завороженные. Виктюк скромно вышел на сцену, поклонился, довольно долго стоял молча, а потом сказал «хорошо!» и ушел. Зачем говорить лишние слова? — это стиль его театра.
Спектакль «Сергей и Айседора» в театральном отношении наследует предыдущим постановкам. Но здесь еще больше музыки, еще больше пантомимы и еще больше недоговоренности. Перед нами — два любовника в состоянии крайней возбужденности, которые показывают очень точные жесты, от которых у зрителей бегут мурашки по коже. Эротика и политика — основные силы спектакля. Влечение без границ и социальные границы послереволюционной России. Айседора (Анна Терехова) говорит на ломанном русском: «Йа тиба лублу». Исковерканное признание звучит настолько безумно, что его беззащитная искренность после очередного повтора становится невыносимой. В то же время на сцене — условные персонажи. Мы видим накал страстей, но отчего он меняется и исчезает, так и остается непонятным. Виктюк объясняет: «Сергей и Айседора — это две огневицы, которые нам напоминают о том, что есть такая тайна в человеке, к которой нужно только прикасаться, но никогда раскрывать нельзя». Реальная история режиссера интересует постольку, поскольку в ней есть материал для высекания огня.
Молодой актер Дмитрий Малашенко, играющий Есенина, признается, что ему было страшно браться за роль: «Если в других спектаклях, где я играю вымышленных персонажей, например Ивана Бездомного в спектакле «Мастер и Маргарита», можно подурачиться, то здесь громадная ответственность, ведь Есенин — всем известное имя, великий поэт. И все же я не могу сказать, что вживался в образ конкретного человека. Мы создали свой образ. Театр — это особая реальность, которая открывается тому, кто в нее верит».


Чтобы добиться точности жеста от молодых актеров Виктюку, видимо, приходится идти на хитрость. Один из секретов режиссуры раскрывает Вячеслав Стародубцев, 27-ти летний солист Московского музыкального театра «Геликон-Опера», которого Виктюк пригласил для исполнения романсов на стихи Есенина: «Представьте, все уже готово, отрепетировано, и за три дня до премьеры Виктюк решает кардинально изменить музыкальное оформление! Первоначально оно состояло из романсов Свиридова. К этому моменту проделали большую работу, сделали дорогостоящую запись. И вот приходит Виктюк и все меняет: спектакль теперь проходит под музыку Шнитке, а звучание романсов сведено к минимуму! Все в шоке!» Как заметил один из критиков, режиссер здесь обыграл своих актеров, сначала настроив их на камерную тональность романсов, а потом неожиданно ввел в прекрасный сложнейший мир авангардной музыки Шнитке, в котором без традиционного стержня легко потеряться. Спектакль от этого выиграл.
Роман Виктюк — режиссер с колоссальным опытом. Он начал ставить спектакли почти пол века назад и всегда делал то, что считал нужным. Сначала в украинских театрах, потом в Литве, в Москве, а потом и в мировых столицах. Ежегодно Театр Романа Виктюка ездит с гастролями по России, Европе и Америке. Несколько раз он был во Владивостоке, и это особенно приятно, потому что в нынешней труппе знаменитого режиссера работают два приморских актера: Дмитрий Жойдик и Павел Сердюк. «Когда меня пригласили в театр Виктюка, пришлось ломать все, чему меня научили во Владивос-токе. И первый, кто помогал мне в этом, был мой бывший педагог Дмитрий Жойдик, — вспоминает Павел Сердюк, исполняющий роль чекиста в спектакле «Сергей и Айседора».
— Мало того, что театр Виктюка — это сложная, не похожая на другие театральная система, здесь всегда нужно быть в форме, как в плане психологической точности игры, так и физической подготовки: нужно уметь ходить на руках, в любой момент сделать сальто. Виктюк не любит расслабленности». Конечно, не от всех актеров, которые с ним работали, Виктюк требовал акробатических способностей. Режиссер приглашал в свои спектакли и крупнейших драматических актеров, и певцов, и балерин. Чтобы оценить, насколько это элитарный клуб, достаточно вспомнить такие имена, как Алиса Фрейндлих, Татьяна Доронина, Марина Неелова, Алла Демидова, Лиля Ахеджакова, Маргарита Терехова, Ада Роговцева, Татьяна Талызина, Елена Образцова и другие.
Роман Виктюк считает себя украинцем, и в то же время убежден, что любому талантливому человеку нужно уезжать из Украины и вообще из провинции, как это сделал в свое время Николай Гоголь и избежал судьбы своего отца-драматурга, чьи пьесы пролежали двести лет не нужные украинцам и поэтому до сих пор никому не известные. Помня об этом, Виктюк который год живет и работает в Москве, где власти специального для его театра выделили здание и включили Театр Романа Виктюка в реестр государственных учреждений.

Текст Евгения Похмелкина. Фото Игоря Кравца. Редакция благодарит Милу Малахову за помощь в подготовке материала. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 34, 2007 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>