В гостях у губернатора Борнео

 

О существовании острова с экзотическим названием Борнео я знала еще со школьной скамьи благодаря знаменитой фразе из романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок». Остап Бендер метко окрестил Паниковского за его экстравагантную внешность «губернатором острова Борнео». Казалось, этот маленький тропический островок затерялся где-то далеко-далеко в океане, на краю света.
На самом деле до Борнео из Сингапура, как говорится, рукой подать — всего-то полтора часа лету. Это третий по величине остров в мире после Гренландии и Папуа Новой Гвинеи, его площадь — 743 330 км2. Он находится в центре Малайского архипелага в юго-восточной Азии на экваторе и разделен тремя государствами: Малайзией, Индонезией и Брунеем. Индонезийская часть острова называется Калимантан.
На севере Борнео расположены малазийские штаты Сабах и Саравак, а также султанат Бруней — крошечное государство, в котором трудятся только приезжие гастарбайтеры, а местное население проводит время в созерцании и молитвах, потому что большие запасы нефти и соответствующие доходы на душу населения позволяют им не работать.
Но в Бруней мы не поехали, поскольку кошельки туристов там также измеряют нефтедолларами, а отправились в столицу малазийского штата Саравак — городок с чудным названием Кучинг .

Кошкин дом Кучинг

Главная достопримечательность Кучинга — памятники кошкам. Как в Индии каждая дорога приводит к храму, так здесь она приводит к очередному кошачьему монументу. Кошек здесь любят, почитают и охраняют как талисманы, приносящие счастье и гармонию в жизнь. Существует как минимум три версии названия города. Первая самая тривиальная — кучинг в переводе с малайского означает кошка. Вторая — натуралистическая: в этих местах растет фрукт, мякоть плода которого напоминает желто-зеленый кошачий глаз. Третью, самую забавную версию, нам рассказал проводник во время путешествия по национальному парку Бако. Нам повезло, проводник оказался потомком одного из воинственных местных племен ибанов, промышлявших в прежние времена каннибализмом и названных за это европейцами «охотниками за головами». Эти племена — хранители различных баек и преданий.
Так вот по его версии, кто-то из первых европейцев, посетивших селение у реки, спросил у местного — как же оно называется. Абориген, ясное дело, ничего не понял, но у него под ногами в тот момент вертелась кошка, и ему подумалось, что белый человек спрашивает про нее. «Кучинг, кучинг», — затараторил абориген. С этого и началось…
На самом деле городок этот такой же трогательный и милый, как и его имя. Раскинулся он на берегах одноименной реки в 32 км от побережья Южно-Китайского моря. Своим развитием Кучинг обязан небезызвестному англичанину Чарльзу Бруку, правителю Саравака из династии Белых раджей, бывшему у власти этого британского протектората с 1868 года до самой своей смерти в 1917 году. Кстати, именно Бруку удалось искоренить в этих местах варварский обычай охоты за головами и направить энергию ибанов и других племен в мирное русло.
Другое наследие Белого раджи — центр города, оформленный в изысканном колониальном стиле. Дворец Астана, состоящий из трех бунгало с верандами, был сооружен Бруком в 1870 году в подарок свое супруге рани (королеве) Маргарет. Сейчас здесь находится официальная резиденция губернатора штата, где проводятся все важнейшие государственные мероприятия. Рядом расположен форт Маргарита, бывший во времена Брука защитным сооружением, а на другом берегу реки — красивейшее здание суда, его двери, оконные решетки и свод украшены искусными орнаментами в традиционном стиле народов Саравака. Ранее здесь располагалось правительство штата, сейчас — Верховный суд Восточной Малайзии. Ну и конечно, — набережная, обустроенная на английский манер, по которой в воскресный вечер вальяжно прогуливаются отцы семейств в тюбетейках в окружении домочадцев, стайки юных малазиек в ярких хиджабах (около 60% населения страны — мусульмане) и восторженные туристы с фотоаппаратами наизготовку…

Этническая деревня

Утром следующего дня мы выехали в Sarawak Cultural Village, национальную деревню, где, как нам сказали, можно в одном месте познакомиться с бытом, культурой и ремеслами семи основных народностей Саравака. Треть населения этого самого большого штата Малайзии состоит из ибанов и китайцев, третьей по численности этнической группой являются малайцы, следом идут бидайю, меланау и оранг улу. Также в Сараваке проживает немногочисленная индийская диаспора.
Нас, конечно же, интересовали ибаны, ведь еще в середине XIX века, совсем недавно, они считались самыми опасными на Борнео охотниками за головами, некоторые племена занимались пиратством (отсюда другое название ибанов — морские даяки). Сегодня численность этой народности 550 тыс. человек, из них 530 тыс. человек проживает в Сараваке.
В деревне мы увидели традиционные длинные дома ибанов на сваях. Сегодня бывшие пираты заняты мирным трудом — выращивают рис и ловят рыбу. Мы посмотрели, как они поют и танцуют, а также понаблюдали за традиционными ремеслами — плетением корзин и бисерных ожерелий, изготовлением церемониальных мечей Паранг Иланг (Parang Ilang) — и были, честно говоря, несколько разочарованы. Все это оказалось красивой декорацией, не имеющей ничего общего с аутентичным поселением, которое мы надеялись здесь найти. Прогресс в Малайзии, получившей независимость сравнительно недавно, в 1963 году, идет семимильными шагами, по уровню жизни и экономического развития эта страна близка Сингапуру и давно обогнала свою соседку Индонезию. Поэтому любителям настоящей «дичи» рекомендую ехать на индонезийскую часть острова, а еще лучше в Новую Гвинею, где в труднопроходимых болотистых районах еще можно встретить родственные ибанам племена дайаков в первобытном виде — мужчин в набедренных повязках и женщин в стиле «ню».

Национальный парк Бако
Что же касается природы, то малазийцам, напротив, удалось сохранить ее в первозданном виде, и это по-настоящему радует. Остров Борнео, в свое время описанный Чарльзом Дарвином как «огромная плодородная теплица, которую природа создала для себя», остается таким и по сей день. В национальный парк Бако мы отправились в первую очередь для того, чтобы увидеть в дикой природе удивительное существо — Proboscis monkey, обезьяну-носача, для которой Борнео является родиной. Эта обезьяна — эндемик, вымирающий вид, и в естественной среде ее можно встретить только там. Дорога из Кучинга в Бако оказалась захватывающим приключением. Сначала на японском джипе местной сборки мы мчались по трассе, затем на моторке по реке Бако, по берегам которой в гуще серого ила затаились крокодилы. Вдруг ил начинал шевелиться, от него отделялась серая зубастая пасть, и становилось понятно, что по реке плыть совсем небезопасно. Затем река вынесла нас в открытое море.
Парк Бако раскинулся вдоль скалистых берегов Южно-Китайского моря, которые служат ему естественной защитой. Со стороны моря джунгли также охраняют торчащие из воды острые корни мангровых деревьев, вынужденных приспосабливаться к условиям приливов и отливов и выживать в морской воде. Первыми на берегу нас встретили серые макаки, которые, в от-личие от носачей, людей совсем не боялись и вели себя очень нагло. Не поддаваясь на их провокации, мы углубились в лес. «Если хотите увидеть Proboscis monkey, не шумите, говорите и двигайтесь очень тихо», — предупредил проводник.
Но мы тщетно задирали головы, густая листва надежно скрывала своих жителей. Зато под ногами было много интересного. Мы увидели растение-хищника Nepenthes, похожее на небольшой кувшинчик с водой. Насекомые в поисках влаги прилетают к нему напиться и погибают, съедаемые цветком. Кстати сказать, на Борнео есть и другой знаменитый растительный хищник — раффлезия, цветы которой достигают одного-двух метров в диаметре. Его можно найти в соседнем штате — Сабах. Раффлезия вместе с обезьяной-носачом и птицей-носорогом, которая также обитает в этих местах, стали сегодня визитной карточкой Борнео. Их фото есть на всех сувенирах, продаваемых в местных сувенирных лавках…
На пути нам встретился знаменитый ротанг — пальмовая лиана, имеющая самый длинный в мире стебель, из которого в Малайзии и других странах Юго-Восточной Азии изготавливают изящную плетеную мебель. На одной из лиан мирно спала огромная зеленая змея. Далее буквально наткнулись на дерево, весь ствол которого был облеплен острыми длинными иглами. Эти иглы, которыми можно шить даже обувь, аборигены смазывали растительным ядом и использовали в прежние времена как наконечники для оружейных дротиков. Проплутав по душному лесу несколько часов кряду и уже теряя надежду, мы встретились с другой парой таких же скитальцев. Наши проводники поприветствовали друг друга, о чем-то негромко поговорили. «Там только что видели носачей», — констатировал наш гид и повел нас по узкой тропе вверх.
И вот оно счастье! Высоко в ветвях мы увидели целую носатую семью. Крупного рыжего самца, килограммов двести, с длинными, как у баскетболиста, верхними и нижними конечностями, круглым животом и огромным сплюснутым носом (эти-то носы и привлекают самок во время брачного периода), изящную самочку (у нее в отличие от мужа носик был весьма аккуратный) и многочисленных детенышей. Вот он истинный губернатор острова Борнео, персонаж для сатирического рассказа! Уж очень напоминал он своим обликом кое-кого из людей…

Город у подножья Кинабалу

Кота-Кинабалу, небольшой курортный городок, раскинулся вдоль восточного побережья Борнео. Он — столица другого островного штата Малайзии — Сабах, но, в отличие от Кучинга, сам по себе не так интересен. Туристы используют его как отправную точку для дальнейших увлекательных путешествий по штату. И прежде всего для восхождений на гору Кинабалу — самую высокую точку Юго-Восточной Азии (4101 м над уровнем моря). Несмотря на небольшие размеры (в городе проживают чуть больше 13 тысяч человек), цены здесь кусаются. Курортные города во всем мире похожи друг на друга.
Главная достопримечательность Кота-Кинабалу — филиппинский рынок, растянувшийся вдоль набережной. Здесь можно купить все, экзотики хоть отбавляй! Особенно потрясли нас фруктовые ряды и морепродукты. Нигде не ела я таких вкусных манго! Потрясают огромные морские черви, представленные в любых видах — свежие, сушеные, расфасованные и на развес. Смотреть на это было невозможно! Причем все эти деликатесы можно было тут же попробовать. В соседних рядах торговали перцем. Борнео славится и тем, что здесь выращивают черный и белый перец. Продают даже перечный чай.
На следующее утро мы запаслись провизией на филиппинском рынке и отправились исследовать прибрежные острова. Прибрежные воды Кота-Кинабалу охраняются двумя национальными парками: Тунку-Абдул-Рахман (Tunku Abdul Rahman) и Палау-Тига (Pulau Tiga). Национальный парк Тунку-Абдул-Рахман раскинулся на пяти островах (Манукан, Мамутик, Сулуг, Гайя и Сапи) и их акваториях на площади в 49 кв. км, три четверти из которых приходятся на водную поверхность. Для начала мы выбрали остров со смешным названием Мамутик. Чтобы попасть на него, надо утром прийти на причал, купить билет на моторку примерно за 6 долларов, еще 3,5 доллара отдать на портовые сборы (за пользование спасательным жилетом) и столько же по приезде на остров, поскольку вы въезжаете в природоохранную зону. Получается около 400 рублей. Это — за весь день отдыха на прекрасном пляже с белым песком и лазурной водой. И вот мы, наконец, в раю. Баунти, одним словом, райское наслаждение!
Единственное, что напрягает, — мы на острове не одни. Стремясь укрыться от людей, уходим как можно дальше — до самых скал. Мамутик так же, как и другие прибрежные острова, имеет вулканическое происхождение, поэтому сразу за тонкой полоской прибрежного песка высятся острые скалы, заросшие тропическим лесом. Ступаешь два шага вглубь и оказываешься в джунглях. Словом, лежим мы на песочке, наслаждаемся. Вдруг слышим рядом, «в кустах», какой-то шорох. Хватаем фотоаппарат, бежим смотреть, но в сумраке густых деревьев ничего не видно. Тогда я навожу фотоаппарат, увеличиваю, и, о боже! — прямо в объектив смотрит страшная чешуйчатая морда с длинным змеиным языком… Про комодских драконов я читала в Интернете. Думала, что надо специально ехать на индонезийский остров Комодо, чтобы их увидеть. Оказалось, нет. Эти доисторические существа — вараны — встречаются также и в заповедниках Борнео. Правда, здесь они не такие огромные, но все же, если учесть, что они хищники, становится как-то не по себе. Наш приятель пришел, видимо, учуяв остатки еды, брошенные кем-то из туристов. Потом прибегали дракончики поменьше, а мы радовались, что у нас появились новые интересные снимки.
На следующий день мы отправились на остров Манукан, и здесь нас ждало новое потрясение. Сидим на берегу, созерцаем окрестные пейзажи. Вдали, сквозь туманную дымку виден город. Он малоэтажный, небоскребов нет. Вдруг в какой-то момент туман рассеивается, облака опускаются вниз, и на чистом горизонте появляется огромная черная ассиметричная каменная глыба.
Она буквально нависает над городом, и Кота-Кинабалу кажется игрушечным на ее фоне. Что это? И вдруг нас осеняет — да это же гора Кинабалу — макушка Юго-Восточной Азии — показалась нам во всей красе. Минут через тридцать плотные слои облаков вновь затянули горную вершину. Нам повезло — мы увидели еще одно чудо острова Борнео.
Опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» №48, 2011 г.