В поисках Деда Мороза

Где живет самый настоящий Дед Мороз? Тот самый, который прилетает к людям в рождественскую ночь на волшебных санях, запряженных северными оленями. Североевропейские страны уже не один век спорят о том, чей же Дед Мороз главнее. Найти истину, разобравшись в целой плеяде дедов морозов, попыталась по заданию редакции наш корреспондент Николь Якутович.

Рождественские споры

Каждый год на Рождество над землей летят в волшебных санях Санта-Клаусы, Баббо Натале, Фазеры Кристмесы
и Ядо Коледо. Братьев у Деда Мороза по миру много, но спор о том, чей Дед Мороз главнее, ведется давно, и конца-края ему не видно. Затеяли этот спор скандинавы, уверенные в том, что Дед Мороз должен жить на севере, ближе к полюсу. На первых порах большую напористость проявили финны, убедив жителей многих стран, что настоящий Санта-Клаус живет именно у них, в Лапландии, и построив рядом с Рованиеми Арктический центр. Датчанам, конечно, было обидно, что их знаменитый соотечественник Ганс Христиан Андерсен с легкой руки поселил Деда Мороза в финской Лапландии, но они нашли выход: построили ледовый дворец Санта-Клауса в Гренландии — величайшем полярном острове, принадлежащем Дании. Норвежцы уверяли, что их Дед Мороз — самый-пресамый, и по примеру соседей прописали его в «Рождественском доме» к югу от Осло. С не меньшим упорством отстаивали права на первостепенность своего Деда Мороза шведы, устроив его резиденцию неподалеку от города Мора.
Вскоре в нешуточную борьбу за первородство Деда Мороза втянулись Германия, Америка и Россия. Чтобы выяснить отношения, установить иерархию и примирить, наконец, всех претендентов на звание родины Деда Мороза, не так давно в датской столице Копенгагене даже прошел всемирный конгресс. Правда, финский Дед Мороз на этот форум не приехал, якобы по причине большой занятости, поэтому вопрос — кто же главный, — по-прежнему остается открытым.
За Дедом Морозом в Лапландию?
Меня ситуация с Дедом Морозом задела. Конечно, есть среди нас любители податься зимой куда-нибудь «на юга»:
к теплому морю, солнцу и горячему песку — и нарядить вместо елки новогоднюю пальму. Но, согласитесь, какое же Рождество без запаха свежей хвои, снежных узоров на оконном стекле и треска дров в камине? Да и какая зима без Деда Мороза?


Решение поехать в Лапландию на поиски Деда Мороза родилось не случайно. После глубокого изучения источников выяснилось, что в Америке первым «упомянул» рождественского Деда писатель Вашингтон Ирвинг. В 20-е годы XIX века  в одном из детских рассказов Ирвинга Санта-Клаус появился на санях, которые тянула восьмерка северных оленей. А какие олени в Америке?! По той же причине отпала и Германия. Хотя там белобородый Санта-Николаус в ярко-красном кафтане и с подарками в мешке ежегодно появлялся в домах добропорядочных немцев уже в XVI веке. Скандинавских Юлеманда, Юлениссе, Юльтомтена в силу малой известности и нашего Деда Мороза из Великого Устюга в силу территориальной доступности я оставила на потом. Итак, я еду в Лапландию.
Гражданское название романтической Лапландии — губерния Лаппи. Она занимает треть всей территории Финляндии, но эта территория — самая малонаселенная. Можно трое суток ехать на лыжах, мотосанях или собачьих упряжках и не встретить ни одного человека. Если на четырех финнов приходится одна сауна, то в Лапландии больше саун, чем финнов. А еще больше — северных оленей, диких и ручных. Ручные — на фермах. Как настоящие финские парни, они никуда не торопятся и катают туристов на санках с гораздо меньшим энтузиазмом, чем, например, хаски. Ездовые голубоглазые лайки бегут по глубокому снегу с удовольствием, им только волю дай — и понесут тебя в бескрайнюю тундру. Конечно, скорость собаки развивают небольшую, примерно 12—15 км/ч, зато увлекателен сам процесс и его полная непредсказуемость. Олени же ленивы, и со специальным аттракционом в стиле «зимнего Marlboro» — набрасывание аркана на северного оленя, загон его за ограждение и тому подобное — легко справляются дети. А взрослым, освоившим элементарные навыки в управлении упряжкой, финны выдают «лицензию на управление оленем».
На самом деле, В Финляндии надо выдавать «лицензию на управление среди оленей» автомобилистам — по дорогам Лапландии ходит очень много диких оленей. Ездить надо медленно и осторожно. Сначала я думала, что ходить по лесу им мешают большие рога, но знающие люди мне объяснили: саамы специально высыпают подкормку на проезжую часть, чтобы олени паслись на дороге. Попадись незадачливый водитель — и у саама двойная выгода: и страховку получит, и мясо на продажу. Даже устойчивое выражение появилось — «бизнес по-саамски». К саамам как раз мне и надо.

Гномы-тундровички укажут путь

Настоящий Дед Мороз-Санта Клаус живет вместе со своим любимым оленем Рудольфом Красноносым на самом севере Лапландии, далеко от оплотов цивилизации, в пещере сопки Корватунтури. Об этом в 1927 году сообщил финский журналист Маркус Раутио в одной из радиопередач.
Я нашла координаты этой горы:  68°05’ с.ш., 29°20’ в.д. Высота 482 м. Рядом с озером Локка, не доезжая 100 км до Ивало. Испокон веков в тех местах селились саамы-лопари. Предания этого древнейшего народа, который современные ученые считают потомками охотников на динозавров, рассказывают много интересного. Например, есть в саамских сказках такой персонаж — чакли, или чахкли. Маленькие гномы-тундровички, которые живут под землей, распоряжаются подземными богатствами и любят ездить среди карликовых берез на маленьких оленях. По одним данным, они передразнивают и будят по ночам людей, а по другим — добрейшие существа, только очень обидчивые, если их обманывать. Кстати, есть на водоразделе Колы и Туломы возвышенность Чахкливыд — возвышенность Маленьких Подземных Людей. Может, еще не все пропали?
Если предположить, что один из гномов-тундровичков вырос неким волшебным образом до нашего роста, надел красный кафтан и саамский остроконечный колпак, взял мешок с подарками, купленными на всякие подземные самоцветы — что мы имеем? Да еще вспомнить тот же подземный образ жизни и любовь к оленям… Все один к одному. К тому же известно, что Санту постоянно сопровождают помощники-гномики. Вряд ли это было возможно, не будь они родственниками.

В офисе Деда Мороза

По дороге к Корватунтури, недалеко от Рованиеми на Северном полярном круге летом 1950 года финны соорудили (специально к приезду Элеоноры Рузвельт) маленькую деревянную хижину — Резиденцию Деда Мороза. Дом снежного волшебника с каждым годом становился все популярней у туристов, и в 1960-е годы здесь выросла большая деревня: сувенирные магазины, рестораны-кафе и сама мастерская, где работает школа гномов. Там же можно передать письмо Деду Морозу или поучаствовать в выпечке имбирных пряников. Кстати, финны очень боятся, что их гости замерзнут и не почувствуют тепла и сердечности хозяев. Поэтому отогревают туристов всеми возможными способами: без конца наливают горячий глинтвейн-грог и предлагают сливочный суп из лосося. С красной икрой в Финляндии поступают странно — ее не мажут на хлеб с маслом, а перемешивают с луком и сметаной.
И все-таки Рованиеми — только лишь офис Деда Мороза, где он бывает по рабочим часам и за твердые евро. По карте до Корватунтури, где он живет, еще 230 км пути. Но, оказалось, что подъезда к самой сопке со стороны Финляндии нет. Километрах в 20-ти обозначена некая хижина среди болот — и все. Говорят, добираться к Санте в Лаппи принято исключительно по-зимнему — на мотосанях, лыжах или упряжках. Для финнов это привычно: они рождаются с лыжами на ногах. В крайнем случае — со снегоступами. Катаются все, от мала до велика. Катаются всегда, если на земле лежит хотя бы пара снежинок. Катаются везде, где можно уместить две лыжи и две палки. Впрочем, когда дело касается Финляндии, говорить «где можно уместить» неуместно: все-таки седьмое место в Европе по площади, а население — чуть больше 5 миллионов. Да и в «паре снежинок» финны не видят проблемы: в стране есть четыре лыжных тоннеля, в которых можно кататься круглогодично. А для снегоступов и лыжни не надо. Это такие теннисные ракетки, которые пристегиваются к ботинкам. На подошвах у «ракеток» острые зубья, чтобы не скользить по льду или насту. Походка на снегоступах медвежья, «враскоряку», потому что ноги приходится широко расставлять. Зато в глубоком снегу не проваливаешься, идешь, как по асфальту.
У меня не было с собой ни лыж, ни снегоступов, а на поиски снегоходов и мотосаней не хватило времени. В итоге я не нашла дом Деда Мороза. Значит — есть повод вернуться в Лапландию еще раз.

Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 30, 2007 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>