Валентин Ольшванг: я в детстве не играл в куклы

Владивосток в рамках кинофестиваля «Пацифик Меридиан» посетил известный российский аниматор Валентин Ольшванг. Зрители могли увидеть его работы «Розовая кукла» и «Про раков». О том, как делаются мультфильмы, Валентин поделился с нами.

— Почему вы приняли приглашение приехать во Владивосток?
— Самое главное для меня – это встреча со зрителем, показ своих фильмов. Это часть моей работы. Я никогда не был во Владивостоке, хотя в Японии уже побывал. Поэтому с радостью принял приглашение кинофестиваля посетить ваш город.
— Ваши фильмы для детей или же для взрослых?
—  Мои работы, конечно, не для маленьких детей. Фильм «Розовая кукла» сделан по материалам детских страшилок. Во все времена  дети рассказывают друг другу страшные истории, вероятно, чтобы избавиться от детских страхов. Под одеялом, ночью, в пионерском лагере, мы боялись и хохотали, рассказывая про черный гробик, красное пятно, пиковою даму и синий ноготь. Вот и фильм «Розовая кукла» был задуман на основе такого детского фольклора, потом появился сценарий. Надежда Кожушаная, ныне покойная, стала сценаристом этого фильма. В результате появился фильм о взаимоотношениях между матерью и дочерью, ревности, любви. О человеческих чувствах, понятных всем. Авторская анимация как жанр должна себя реабилитировать, стать полноценным жанром искусства, как и кино, и ограничиваться только детскими фильмами не имеет смысла.
— А «Про раков»?
— «Про раков» — фильм на основе древней русской легенды,  вобравшей в себя различные мифы. Это история любви русской девушки и змея, фантастического существа. Девушка выходит замуж за змея, улетает к нему, и у них появляются двое малышей: мальчик и девочка. Но  мать очень тоскует по дочери и всеми силами пытается ее вернуть. Она убивает змея, и дочь, узнав об этом, превращает сына в рака, дочь в трясогузку, а сама обращается в кукушку. Ревность и страдания матери понятны зрителю, это любовный треугольник. История отношений — для меня самое ценное, самое дорогое.


— Где вы берете сюжеты для своих фильмов?
— В основе любого произведения заложены личные переживания художника. Автор в свое произведение вкладывает душу, сердце, отношение к окружающему миру. А форма выражения: народные сказки или фантазии, или что-то абстрактное – это уже вторично. В образ маленькой девочки в «Розовой кукле», конечно, я вкладывал свои ощущения и переживания.
Хотя в детстве почти не играл в куклы, а любил разыгрывать какие-то истории. Потом все это перешло в профессию.
— Расскажите о процессе изготовления мультфильмов. Какие существуют техники?
— Существует традиционная техника рисованных фильмов, поставленных на поток, она возникла давно, теперь ей в помощь применяют компьютерные технологии, что, конечно, облегчает работу. Но даже самая простая, типовая техника очень трудоемка: огромное количество рисунков, прорисовок фаз делается вручную. Мультипликация, или анимация, — это то, что сделано по кадру, здесь монтаж невозможен, и этим она отличается от игрового кино. Одному человеку с такой большой работой не справиться, другое дело, что есть множество технологий, авторских, нестандартных и каждый художник применяет свою…
Есть так называемые «сыпучие» техники. Изображение из кофе, песка и других сыпучих материалов двигается под камерой… Александр Петров, известный мультипликатор-оскароносец, использует метод «живой масляной краски». Изображение рисуется прямо под камерой, на съемочном столе. Я использую технику, основанную на целлулоидной пленке. Картинка наносится на прозрачную пленку. Каждая фаза движения находится на отдельном слое, получается многоярусное изображение. Есть техника многослойной перекладки: делается плоская кукла, одна ручка которой может состоять из множества частей, ее движение передается их перемещением. Этим методом пользуется выдающийся мастер Юрий Норштейн. Знаменитые «Ежик в тумане», «Журавль и цапля», «Шинель» выполнены таким образом.
— Известно, что Норштейн делает свои фильмы много лет. Сколько у вас уходит времени на фильм?
— Два года. Для такой трудоемкой техники это нормально. Раньше были жесткие сроки, когда было производство, поставленное на поток, были цеха, студии, специалисты с большим опытом. Но после перестройки все крупные студии развалились («Союзмультфильм», в Свердловской киностудии многие цеха закрылись), приходится работать на маленьких студиях, искать специалистов, начинать все с нуля, это очень тяжело и трудоемко. А авторская анимация —  ручная, делается маленьким коллективом в отличие от коммерческой, поставленной на поток.
— Используете ли вы популярные на западе 3D-технологии, или это слишком дорого для авторской анимации?
— 3D-технологии пока большая редкость в российской анимации. Безусловно, это очень дорого. Я не использую эту технологию по другой причине. 3D-мультфильмы не художественны, потому что задача этого метода — создать иллюзию реальности. Но искусство — это не иллюзия реальности, это то, что внутри…  Здесь же все показано впрямую: и кровь, и рваные раны, и даже каждый волосок шерсти видно. Это сразу перекрывает поток воображения. Искусство — это воображение и эмоции, прежде всего. Получается, что в 3D-мультфильмах нет художественного принципа — основного, что составляет произведение искусства.


— В большинстве коммерчески успешных голливудских анимационных фильмах как раз и использованы 3D-технологии. Нравятся ли вам широко известные «Шрек» или «Ледниковый период», их герои?
— Многие современные американские анима­ционные фильмы сделаны по стандартному типовому проекту, как в основном делается массовая американская продукция. Это очень давние традиции: обязательно должен быть злодей, который всем мешает, герой, у которо­­­го есть друг, комический персонаж. И такой набор штампов повторяется из фильма в фильм. Зритель не остается один на один с автором, ему нет возможности думать. Потому что все уже заранее известно. Муль­т­фильмы должны развивать зрителя, давать возможность чувствовать.
—  На экранах России, вслед за оглушительным успехом лент студии Pixar, стали появляться новые мультфильмы, один из них — сериал «Смешарики»….
— «Смешарики» — это типичный образец коммерческой продукции. Это то, что можно быстро сделать и быстро продать. Поэтому это страдает качеством: эстетически они, конечно, довольно сомнительны. Там и особого вложения актерского просто быть не может. Но я знаю, детей, которым этот сериал нравится, они даже собирают игрушки, которые выпустили после его показа.
— Но поддерживает ли наше государство авторскую анимацию?
— Государство, слава богу, пока дает деньги на авторские проекты. Это небольшие деньги, при нынешних условиях на них непросто снять фильм. Чтобы получить этот грант, надо обязательно иметь контракт с определенной студией. Но авторская анимация все-таки жива, ежегодно в разных городах страны проходят фестивали анимационных фильмов, на которых можно увидеть много интересных работ.
— Получается, что судьба авторских фильмов в основном фестивальная? Можно ли купить лицензионные диски с вашими работами?
— К сожалению, судьба анимационного авторского кино пока только фестивальная. Но мой фильм «Про раков» крутили на «Культуре» целых три раза, столько ленты Данелии не показывают, так что я очень рад. Правда, зрители могли его увидеть лишь в два часа ночи… Мои работы можно было купить в составе сборника свердловской киностудии «А-фильм», но был такой маленький тираж, что он разошелся в первый же день…
— Над каким фильмом вы работаете сейчас?
— Я собираюсь снимать новый фильм-сказку о русалке, по мотивам Алексея Толстого. О том, как старик случайно подобрал русалочку. Снова история человеческих отношений, это фильм о любви.

Валентин Ольшванг родился 19 августа 1961 года. В 1980 году окончил Свердловское художественное училище им. И.Д. Шадра, театрально-декорационное отделение, в 1986 году ВГИК по специальности художник анимационного кино. С 1985 года работает художником-постановщиком анимационных фильмов на Свердловской киностудии.
Режиссерский дебют — фильм «Розовая кукла» — получил призы на МКФ «Крок»-97, «Серебряный голубь» в г. Лейпциге (1997), в Штутгарте (1998), на кинофоруме  «Гамбургский счет» в Сочи (1997). Фильм «Про раков» (2003) завоевал гран-при на МКФ «Крок»-2003, приз «За создание яркого и оригинального художественного мира» IX Открытого российского фестиваля анимационного кино в г. Суздале (2004).
В качестве художника работал с режиссером Юрием Норштейном над заставкой к телепередаче «Спокойной ночи, малыши!» Самые известные фильмы: «Бескрылый гусенок» (1987, художник-постановщик), «Розовая кукла» (1997, режиссер), «Про раков» (2003, режиссер) .

Фото Ильи Грабовенко. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 29, 2006 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>