Весенние взгляды Мелани Бернье

В последнее время миф о француженках стали усиленно развенчивать. В том смысле, что вовсе они не такие элегантные, не такие обаятельные и, честно говоря, довольно страшненькие. Кому это нужно — неизвестно, ясно одно — эти люди не встречались с Мелани Бернье.

Кроме того, что Мелани прекрасная представительница своей страны, она еще и хорошая актриса. C 14 лет г-жа Бернье снимается в кино, и сейчас, в 23 года, ее трудовая биография украшена совместными работами с Катрин Денев («Мои звезды») и с Венсаном Касселем («Миллион лет до нашей эры-2»). Одна из последних работ — роль Анны в «Реальной любви-2» — очень милой картине, по ощущениям напоминающей «Париж, я люблю тебя». Мы  встретились с актрисой сразу после премьеры «Реальной любви-2» на Фестивале французского кино во Владивостоке.

— Мелани, спасибо за чудесный фильм. У нас, кажется, люди изголодались по хорошему кино. Как вы считаете, зрители в разных странах сильно отличаются друг от друга?
— Я, если честно, первый раз настолько далеко за границей. Бывала в Испании, но эта страна в культурном отношении очень близка к Франции, поэтому никакой особенной разницы я не почувствовала. Ну, а здесь, в России, публика более приятная, чем у меня на родине. Я говорю, в первую очередь, о журналистах, потому что вижу: вы действительно интересуетесь нами, задаете интересные вопросы, в то время как во Франции корреспонденты зачастую приходят на интервью, даже не посмотрев фильм, где снимался актер.
— Кстати, о фильме. В «Реальной любви» есть персонаж Эльза, которая составила себе портрет идеального мужчины, руководствуясь, похоже, глянцевыми журналами: «Он должен не любить футбол, а должен любить чеснок и еще то-то и то-то». Мужчина вообще кому-нибудь должен? Что такое идеал?
— Сейчас для меня идеальный мужчина — это мой возлюбленный. Но вообще, я считаю, что идеала не существует. В моей жизни были разные мужчины: и красивый, и страшненький, и старше, и моложе меня.
— Да, у вас богатый опыт.
— Дааа (смеется), да.
— Как вы решили стать актрисой?
— Я уже точно и не помню, так давно это было. Вполне возможно, что это могло быть чем угодно другим, танцами или баскетболом, но я выбрала театр. Я начала заниматься в шесть-семь лет, просто попросила своих родителей, чтобы они записали меня в театральную школу. А как возникла идея, не знаю. Мне кажется, что это всегда было внутри меня. Мне нравится, что работа актера связана с воображением.
— Интересно, когда актер превращается в своего персонажа, куда девается он сам, его личность?
— Вообще, это по-разному происходит в кино и в театре. Если взять роль Анны, то здесь я играла немножко саму себя, потому что героиня была мне очень близка, а ее история похожа на то, что случалось со мной. В тех фильмах, где между тобой и персонажем нет ничего общего, нужно уметь все убрать, стереть саму себя. Представить, что бы на твоем месте почувствовал другой человек. И, наверно, режиссеры нас поэтому и выбирают, что мы можем это сделать.
— Насколько в этом перевоплощении важен талант? Можно ли обойтись только профессионализмом?
— Конечно, талант важен, он должен быть. Но необходима еще работа, причем, очень большая. Часто бывает, что человек талантливый, но не достаточно трудолюбивый в определенной ситуации играет хуже, чем актер менее одаренный, но который постоянно самосовершенствуется. Хотя есть еще третье, что-то такое, я бы назвала это сиюминутным порывом, когда одно мгновение — и ты интуитивно решаешь, что дальше твой герой будет таким-то и таким-то. Вот это ощущение очень важно.
— Слава — неотъемлимая часть актерской профессии. Как вы с ней уживаетесь?
— От славы двоякое ощущение. С одной стороны, она помогает в выборе фильмов — у тебя появляется больше предложений, но с другой стороны, она отнимает свободу. И, конечно, очень легко попасть от славы в зависимость.
— У нас есть такое выражение «звездная болезнь».
— Мы говорим, что «человек надел шикарную шляпу». Его ноги больше не стоят на земле. Конечно, с актерской профессией очень легко эту болезнь заработать.
— И как с нею бороться?
— Думаю, многое зависит от окружения артиста. Важно, чтобы семья или друзья могли сказать тебе: пусть ты и делаешь что-то исключительное в жизни, но когда ты приезжаешь домой, то, как и все, убираешь со стола.
— У вас есть любимое амплуа?
— О, в настоящее время мне бы хотелось играть все. У меня нет никаких предпочтений, мне одинаково интересно сыграть и в комедии, и в драме, и в фильме ужасов.


— Основной список фильмов, в которых вы уже снялись, идет с пометкой «комедия». То есть раньше вам был интересен именно этот жанр?
— На самом деле, я получила возможность выбирать фильмы только около года назад, и я счастлива, что у меня появилась такая привилегия. Пока актер неизвестен, он рад любому предложению. И по поводу съемок в каждой комедии, в которой я снималась, у меня есть свое объяснение, почему я там была занята. Например, в кастинге к фильму «Милллион лет до нашей эры» Жана-Жака Анно учавствовало триста девушек. По физическим критериям я вообще не соответствовала требованиям фильма. Но меня выбрали, и, конечно, даже речи не было, чтобы отказаться. В фильме «Мои звезды» я не проходила по кастингу, но режиссер уже видела меня в другой роли, и мне предложили играть на одной площадке с Катрин Денев и Эммануэль Беар. Естественно, я сразу согласилась. А так, почему меня выбирают именно в комедии? Ну, может, потому что я молода. Во мне много энергии, я машу руками. Я могу состроить лицо, будто я красотка. Наверно, поэтому. Хотя роли-то мои не комедийные.
— Расскажите о работе с Катрин Денев.
— Она относилась ко мне очень хорошо, даже слишком: однажды принесла кока-колу, что вообще из ряда вон. С ней сниматься, конечно, впечатляюще. Денев — очень большой профессионал и на съемочной площадке знает буквально все: может заменить режиссера, инженера по звуку, кого угодно. И что еще поражает: перед тем, как выйти на площадку, она совершенно не знает своего текста, но когда начинает играть, — тут же все становится на свои места. Это ее манера работать.
— Как вы думаете, чтобы стать легендой кинематографа, что нужно — талант, трудолюбие или удача?
— Все вместе. Это и случай, и выбор фильма, нужно почувствовать, что именно эта картина принесет тебе успех. Но сейчас все иначе, пришло новое поколение, киноиндустрия развивается совсем по другим законам, и я не уверена, что в будущем появится актриса такой величины, как Катрин Денев.
— Что вы думаете о Венсане Касселе?
— Ооо… сейчас вы спросите, как я люблю Венсана Касселя?
— Нет, ну, правда. Говорят, многие француженки хотят убить Монику Белуччи за то, что она украла у них этого мужчину… Он что и вправду так хорош?
— А вам он что, не нравится?!
— Я что-то не понимаю его обаяния.
— Ааа. Ооо. Уу. Как? У Венсана Касселя такая необычная карьера. Потому что вот, например, он снялся в фильме «Ненависть» Кассовица, не знаю, видели вы или нет, но это фильм о пригороде Парижа, и, когда он вышел на экраны, люди были так… обескуражены, они не привыкли видеть подобные вещи на экране. Венсан также много снимается в США. И он обладает, что называется, французским шармом, да, он некрасив, но у него есть харизма, он не ходячий архетип такого красавца мужчины, но он такой…
— Кажется, мне придется посмотреть снова фильмы с его участием. Раз уж мы заговорили о шарме. Я о француженках прочитала, что их можно сравнить с таким явлением: если на холодную лампочку капнуть капельку духов, и потом зажечь свет, то при нагревании аромат постепенно заполнит комнату. Так и французские женщины, обволакивают вас совершенно незаметно. Может, вы расскажете, в чем секрет?
— Ха-ха, секрет? Ну не знаю, я же сама француженка. Но, вообще-то, чего уж там, я представляю собой тот самый образ классической французской девушки — я маленькая, хрупкая. А когда возвращаюсь в Париж, то надеваю беретку, езжу на велосипеде, и все японцы начинают меня фотографировать, как пример французской девушки. Но что это такое, я не знаю. Возможно, это элегантность и вкус. У нас во Франции все очень изысканно — вино, архитектура. Вот эта утонченность во многом отражается в людях, и все это вместе создает такой красивый образ нашей страны.

Фото Надежды Прожериной. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 39, 2009 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>