Военная тайна приморской тайги

Приморье — такое место в мире, где многое можно назвать единственным и неповторимым. Например, здесь живет самый редкий подвид леопарда, дальневосточный, их осталось мало и об этом знает вся планета. В приморской тайге обитает основная часть популяции амурского тигра, крупнейшей кошки планеты. Самый гигантский представитель сов, рыбный филин, тоже выбрал эту землю для жизни. На небольшом участке суши сошлись представители севера и юга и живут в странной близости друг с другом. Но с каждым годом под ударами топоров приморская тайга становится все скуднее, а реки мельче. И кажется, что с этим нельзя ничего поделать. Известный приморский журналист-эколог, автор проекта «Зов тайги» и нескольких фильмов о дальневосточном леопарде и амурском тигре, Василий Солкин делится мыслями о будущем приморской тайги и ее обитателей.

У Приморской тайги, как у мальчиша-кибальчиша из сказки Аркадия Гайдара, есть своя военная тайна. Уже несколько десятков лет человек варварски рубит её деревья, браконьерски уничтожает животных — жителей тайги, выкапывает и подчистую вырывает растения. Но тайга до сих пор жива, существуют ещё такие уголки, куда не ступала нога человека. Уже более 30-ти лет численность дальневосточного леопарда стабильна и не превышает 30—40 особей, по всем законам природы этот зверь уже должен исчезнуть с приморской земли, но он все еще здесь, все еще не сдается, хотя с каждым годом ему становится всё труднее и труднее…
Человеку не удастся полностью истребить дикую природу в Приморье. По закону хищника и жертвы, хищник никогда не уничтожит последнюю особь жертвы — это ему энергетически невыгодно.
При очень низкой численности популяции жертвы хищнику выгоднее перейти на другой объект охоты, чем тратить огромную энергию на поиски исчезающих особей. Также и дикая природа для человека — когда-нибудь ему станет невыгодно обогащаться за её счет. Тогда-то, вероятно, у нас и начнут ее старательно возрождать, — это путь всех цивилизованных стран. Так, например, благополучная сейчас Европа сначала превратилась в сточную канаву, уничтожив практически все леса и диких животных на своей территории. Теперь людям вход в «дикую» природу в Европе запрещен, — так жители Старого света сохраняют свою природу.
Уже более 9-ти лет идет разговор о создании Единой Охраняемой Территории на земле леопарда. Только около 40% территории, где живет эта краснокнижная кошка, принадлежит приморским заповедникам и заказникам. Долгие годы ученые-экологи, общественные организации доказывают федеральным чиновникам, что необходимо полностью защитить землю леопарда от посягательств человека, но воз поныне там. Наш фильм о дальневосточных леопардах «Бросившие вызов» удалось показать первому вице-премьеру правительства РФ Сергею Иванову, и только тогда дело сдвинулось с мертвой точки. Но… сменился президент, а за ним и правительство. Только к октябрю будут полностью определены полномочия членов правительства, и есть надежда, что Единая Охраняемая Территория на земле леопарда будет создана.


Приморье выбирает американский путь сохранения дикой природы. В 1930—1940-е годы президент Франклин Рузвельт в Америке создал систему национальных парков, тем самым защитив дикую природу от уничтожения. У нас за последний год создано два национальных парка: «Зов тигра» и «Удэгейская легенда». Это большой прорыв. Национальный парк — коммерческая структура, и этим он принципиально отличается от заповедника или заказника. Человек может купить путевку в парк отдохнуть, может по строго регламентированным правилам охотиться на некоторые виды животных или купить право на сбор определенных растений. Заповедник или заказник закрыты для человека, запретны, финансирование у них государственное, тогда как парки, разумно эксплуатируя дикую природу, могут зарабатывать большие деньги. Наш менталитет схож с жителями Тихоокеанского кольца — мы белые, пришлые на этой земле. Камчатка и за ней Приморье стали осознавать так же, как и американцы, что живые звери и дикая тайга могут приносить больший доход, чем экспорт леса-кругляка и пушнины.
Сельское население края почти полностью зависит от тайги, от её даров. Деревенские охотники крайне заинтересованы в высокой численности диких животных, это их хлеб. Они никогда не станут бездумно стрелять во все живое в тайге, как это частенько делают высокопоставленные «беспредельщики».
У некоторых участков реки Бикин уже есть хозяева. Это охотхозяйства, арендовавшие кусочки уссурийской тайги у государства. Вернее, животных, которые на этой территории живут. Лесом распоряжается другое ведомство, и его могут вырубить без согласия и даже предупреждения арендаторов-охотников. Поэтому хозяйственники порой грудью стоят за свои территории. Они устраивают пикеты, не пускают лесорубов на свои участки. Арендная плата за эксплуатацию этих участков довольно высока, а прав и гарантий у охотничьих хозяйств очень мало.
В последние пять лет в приморских деревнях появились сообщества, отстаивающие у лесорубов прилегающие к этим селам участки тайги. Эти сообщества никто не финансирует, но люди четко понимают, что должны стоять за свой лес, — только сохранив его, можно сохранить его обитателей. За последние 3 года было 4 бунта против лесозаготовителей. Строительство нефтепровода, который должен связать Тихий океан с Восточной Сибирью и который должен пройти по территории Приморья, вызывает споры не только среди ученых-экологов, но и среди местных жителей. Это говорит о том, что растет гражданская сознательность, ответственность людей за будущее края, своих детей.
Поэтому есть надежда, что уссурийская тайга вместе с её обитателями будет радовать еще не одно поколение приморцев.

Василий Солкин родился в 1959 году в городе Кирове, родине русского писателя Александра Грина.
Образование: Суворовское военное училище, затем Львовское военно-политическое училище, факультет военной журналистики.
Карьера: 16 лет в Тихоокеанском военном флоте, военный журналист (газета «Боевая вахта»). Затем Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, научная деятельность в лаборатории экологии хищных редких животных. Учредитель и главный редактор журнала «Зов тайги», издания для тех, «кто не спешит на Гавайи». Автор многочисленных экологических проектов, в том числе документальных фильмов об амурском тигре и дальневосточном леопарде.
Хобби: охота.

Фото Надежды Прожериной, Василия Солкина. Материал опубликован в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 37, 2008 г.

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>