Займемся вуфингом?

 

Так как насчет вуфинга? Поработаем за еду и подышим свежим воздухом. Например, во французских Пиренеях. Там, где делают фуа-гра… Дачные навыки пригодятся.

Органическая дача

WWOOF — аббревиатура, которая имеет две расшифровки на английском языке: World Wide Opportunities on Organic Farms, то есть «Всемирные Возможности на Органических Фермах», или Willing Workers on Organic Farms, то есть «Добровольные Работники на Органических Фермах». В общем, можно сказать, что это некий экотуризм, который позволяет совместить отдых и работу на свежем воздухе с получением знаний об органическом сельском хозяйстве, ставшим особенно модным в Европе за последние несколько лет. Хотя эти знания для многих россиян окажутся на удивление знакомыми. По сути, это все та же русская дача: компостная куча, обязательное разделение мусора, экономия воды и электричества, ручной труд и минимум удобрений. В России — вынужденная «экологически чистая ферма», в Европе — выстраданная.
Фермер, желающий участвовать в программе, платит небольшой ежегодной взнос организации WWOOF в своей стране, подтверждая, что его ферма соответствует некоторым стандартам органического сельского хозяйства (например, не используются химикаты), а также, что волонтеры будут обеспечены соответствующим санитарным нормам жильем.
Доброволец, желающий участвовать в программе, обращается в офис организации той страны, где он хочет побывать, и платит годовой членский взнос ($20—60). В обмен на это он получает тетрадь-каталог со списком ферм, их адресами, условиями и телефонами. Далее остается только списаться и созвониться с выбранными людьми и приезжать в назначенное время.
Как правило, такой экотурист остается на ферме на срок, не меньший чем две недели, время пребывания может доходить и до полугода. Работать приходиться не так уж много — от четырех до шести часов в день — в обмен на еду и жилье. Фермер и волонтер друг другу никаких денег не платят. В 2010 году в системе было зарегистрировано 50 стран, правда, в 20 было только по одной ферме. Работу на ферме за еду и жилье (и не только на ферме) можно найти также через сайты http://www.workaway.info/ и http://www.helpx.net/ Правда, там никто не сможет гарантировать «органичность» фермы, зато возможны какие-то эксклюзивные предложения.
Работа бывает самая разнообразная — в Южной Корее вы будете помогать делать ким-чи и тофу, на фермах во Франции — собирать виноград, собирать кофейные бобы — в Северном Таиланде, а на Островах Кенгуру — мед лигурийских пчел. Разумеется, остается еще вопрос с визами. Для работы, даже для волонтерской, порою требуется специальная виза. Тип необходимой визы зависит от иммиграционного законодательства и практики посещаемой страны. Но в некоторых странах существует упрощенный обмен. Например, европейцы могут поехать работать в Новую Зеландию без визы.
Для россиян таких поблажек нет, но во многих странах все-таки можно работать на безвозмездной основе и по туристической визе. Кроме того, хозяева ферм могут помочь вам с приглашением. Ну и, конечно, зачем уточнять, с какой целью вы едете в Испанию — смотреть на корриду или собирать яблоки. В Австралии вуфинг по туристической визе разрешен всем, в Канаде по ней также можно «бесплатно» работать от одной до четырех недель.

История одной фермы

Джейн и Питер и их 13-летняя дочь Эли-Фло переехали во Францию с туманного Альбиона 12 лет назад, когда поняли, что стали ужасно далеки от природы. Купить участок земли в Англии за сумму, полученную с продажи их скромной квартирки, было невозможно, зато в Пиренеях было полно очень хороших предложений. Название фермы — «Новые двери» им очень понравилось, так как они как раз открывали двери в новую жизнь, поэтому они решили его не менять. Так появилась ассоциация пермакультурного хозяйства «Новые двери». Да, во фрацузских Пиренеях открыть свою ассоциацию — раз плюнуть. Поэтому в Мироне — соседнем городке на 3,5 тысячи жителей — есть довольно развитый клуб стрелков, клубы любителей плавания, игры на волынке и пара сотен других клубов и организаций. Все потому, что регистрация подобных организаций позволяет не платить налоги со своей коммерческой деятельности (например, с продажи фруктов, выращенных в своем саду). Поэтому малый и очень малый бизнес в этом регионе процветает — фермы со всех окрестных деревень, производящие домашний яблочный сок и сидр, фуа-гра и паштеты, булочки, вафли и хлеб, свежие овощи, фрукты и консервы из них, тысячи видов сыров, представляют свою продукцию на утреннем субботнем рынке в Мироне. Какое это зрелище! Поделки из дерева и керамика ручной работы, корзинки, салат, круасаны — все смешалось под крышей крытого рынка, который вытекает на улицу, заполоняя все окрестные улочки средневекового Мирона. Продаются здесь, впрочем, и не совсем «ручные» вещи — турецкие джинсы, китайские расчески, футболки из Таиланда и пр. Цены вовсе не деревенские. Не зря Франция слывет одной из дорогих стран Евросоюза.
Разумеется, прежде чем встать на ноги и стать хозяйством, круглый год обеспечивающим себя овощами и фруктами, Джейн и Питеру пришлось потрудиться — восстанавливать дом, строить еще один, приводить в порядок сад. В этом им помогали вуферы — с самого первого года они были у них регулярно — раз в несколько месяцев — и помогали строить, копать и полоть. Для волонтеров отвели очень уютный фургончик — дом на колесах, превращенный в гостевой домик с широкой кроватью и электричеством. Хозяйство, в целом, небольшое — пара осликов для заготовки дров, очень толстых, но «рабочих». Утки с утятами, куры с цыплятами. Три кошки и одна «очень охранная собака» по имени Бомба. Несколько фиговых деревьев, фиги с которых Джейн продает на местном рынке. Вишневые деревья. Пруд с шестью карпами — рыбы не для еды, а для проверки чистоты питьевой воды. Ну и грядки со всякой мелочью.

Вуфинг на личном опыте

Узнав, что мы доехали из Барселоны в крохотную деревеньку Белок-Сан-Клеменс в ста километрах от Тулузы всего за 12 часов, Питер очень удивился: для опытного автостопщика доехать за время, всего в два раза превышающее результат автомобиля — хороший результат, а для первого опыта автостопа просто превосходно. Впрочем, мы доехали бы и быстрее… Проблемы были только в Испании — испанцы редко подвозят, зато, чем глубже мы забирались во французскую глушь (Тулуза-Ош-Мирон-Белок-Сан-Клеменс), тем дружелюбнее становились люди. И вот сосед довозит нас до самых дверей Les portes nueves («Новые двери» по-французски)… Нас встречают 13-летняя Эли-Фло и ее подруга Эмили. Родители уехали на поиски нас — они получили наше сообщение и не думали, что мы найдем попутку прямо до дверей.
С семьей британцев-музыкантов-фермеров я познакомилась случайно — через свою французскую подругу Джоанн, которая узнав, что я хочу попробовать вуфинг, дала их контакты. Так мне удалось избежать процедуры регистрации и регистрационного взноса. Ну, а шенгенская виза у меня уже была.
Первые три дня мы, действительно, работали весьма упорно. Задание было — очистить забор, поросшей колючим кустарником, и область вокруг него, заросшую травой. За три дня задание ценой двух пар почти разорванных в клочья тапочек было выполнено. Джейн и Питер удивились и попросили скосить крапиву под фруктовыми деревьями. Мы спросили, знают ли они, что крапивное сено — очень полезно для утят и цыплят зимой. Конечно, нет. Пришлось делать сено. Ну, это было совсем легко. Питание — за счет хозяев. Утром — «французский» завтрак — холодный сок или чай, белый хлеб с маслом и джемом или медом. Непривычно для нас, традиционно для них. В 4 часа дня — чай, который для англичан всего лишь чай, безо всяких конфет и плюшек. В 6 — аперитив (три вида домашних настоек), плавно переходящий в ужин — неизменно аппетитный.  Далее программа стала более разнообразной — обрезать сучья при помощи специального секатора, поесть вишен с дерева, помочь погрузить в машину каноэ, чтобы отвезти его на реку и покататься на нем…
В один из дней мы поехали в коттедж подруги Джейн, занимающейся разведением лошадей, — навести там порядок, так как хозяйка сломала себе позвоночник, упав с лошади, и находилась в больнице. Эта ферма, по словам Джейн, была более «наманикюренной», но нам она понравилась меньше, чем «Новые двери» — все слишком уж «цивилизованное». Здесь наше задание — сложить на места вывалившиеся из ограждений камни, постричь газонокосилкой траву и… искупаться в бассейне. Чем мы с удовольствием и занялись.
После восстановления каменного заборчика хозяева поняли, что нам можно доверять более серьезные задачи, так что последнее, что мы сделали на ферме, — это была починка ступенек, спускающихся в сад. Земляные ступени, покрытые битыми черепками, и ограниченные досками, рассыпались — 12 лет назад их возводили первые вуферы, у которых теперь собственная ферма в Англии…
Эта работа была творческой — пришлось заново планировать всю лестницу. Но хозяева остались довольны. Далее нам полагались выходные — мы бродили по окрестностям, выгуливали собаку, спали в тени и загорали на солнце. Снова купались в бассейне. Ели барбекю и пили. В общем, вуфинг, однозначно, удался. Неделя пролетела как один день. Уезжать было жалко, но Питер с Джейн обещали оставить нам ферму в полное распоряжение на целый месяц — когда они уедут в отпуск…
Текст Натальи Владимировой, фото автора, опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» №49, 2011 г.

 

0 Comments

Comments RSS

Leave a comment

Allowed tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>